Деструктивный Департамент
1.1.    Организаторы деструктивного сценария.

После распада СССР для многих западных политиков и экспертов поя-вилась интригующая возможность высказаться по поводу «ново¬го порядка». По заказу вице-президента Э. Гора в 1994 г. был выполнен крупный исследовательский проект, - 2 млн. единиц информации о 113 случаях «государственно¬го коллапса» по 75 переменным и за 40-летний период (1955-1994) были подвергнуты анализу, чтобы в итоге составить список государств с высокой, средней или низкой «степенью рис¬ка распада» . Этот проект, особенно окончательный список государств, носил закрытый характер, хотя некоторые его результаты все-таки были опубликованы. Интерес представляет выделение четырех важней¬ших факторов, которые чаще всего оказываются связанными с кра¬хом государственного режима или сигнализируют о возможности его тотальной дестабилизации и даже распада. К ним относятся: от¬сутствие демократии, крупная внешняя задолженность, большая детская смертность и значительный процент молодежи.
Россия была зачислена в список государств с высоким риском распада, добавив тем самым энтузиаз¬ма тем, кто видел в событиях типа кризиса в Чечне как бы подтвер¬ждение академических предсказаний. Совсем неважно, что подобные прогнозы распада го¬сударств могут не реализоваться. Важно другое - вложение в эти проекты влиятельными ведомствами определенных интеллектуаль¬ных и материальных ресурсов. Привлеченные специалисты, а также клиенты на потребление результатов исследований (последние оп¬ределены как «разведывательное сообщество, правительство, поли¬тики, ученые») становятся невольными заложниками сделанных прогнозов и готовы трудиться в пользу их осуществления, а не на¬оборот .
Основные элементы стратегии Вашингтона весьма четко прописаны в «трансатлантическом проекте», завершенном в Институте Гувера (США) :
- закрепление позиций в Афганистане;
- расширение американского и «вообще западного» присутствия в Центрально-Азиатском регионе, модернизация и трансформация правящих там режимов;
- политическая и экономическая трансформация Палестины;
- смена режима в Ираке и преобразования в странах региона с опорой на силы, стремящиеся «идти в ногу со временем»;
- смена режима в Иране;
- трансформация не только враждебных, но и дружественных режимов.
Основные положения, характеризующие стратегию США, свидетельствуют о том, что в современном мире установилась открытая гегемония Вашингтона. Этого не скрывают ни американские политики, ни высокопоставленные военные чиновники, ни ученые. Причем в своих оценках, американские исследователи утверждают, что эта гегемония США будет долгосрочной. В частности, Д. Риеф из Института мировой политики (Вашингтон) отмечает, что «... в начале нового тысячелетия кажется очевидным, что ни одно государство и ни какой союз государств не сможет в обозримом будущем посягать на гегемонию Соединенных Штатов - в традиционном понимании этого термина» . В этой связи американскими исследователями приводятся различные принципиальные обоснования необходимости решительных действий США для того, чтобы реализовать тот шанс, предоставленный им историей. В частности, речь идет о следующих постулатах, которые дают свободу США и требуют решительных действий:
• США должны открыто стремиться к гегемонии - природа не терпит пустоты, и если миром будет управлять не Вашингтон, то центр мирового могущества просто сместится в другую столицу. Пусть лучше Америка управляет миром, чем некто другой в этом мире будет управлять Америкой.
• Внутренне склонная к анархии, международная система нуждается в разумном контроле; США ныне - единственная страна, способная осуществить этот контроль, альтернатива - хаос.
• США просто обязаны перед своим народом и историей преградить путь любому претенденту на мировое лидерство, лишить этих претендентов средств достижения гегемонии, ослабить их силовой потенциал.
• Возможно, никто не любит гегемона, но США будут более терпимым и гуманным гегемоном, чем кто-либо другой, более сдержанным, менее агрессивным, более склонным осуществлять гуманитарную опеку.
• Возникает шанс создания лучшего мира - на основе демократических ценностей и преимуществ рыночной экономики. Этот исторический шанс не должен быть упущен .
В США, начиная с 1959 г., ежегодно в июле месяце отмечается так называемая неделя порабощенных наций, во время которой  проводится целый ряд церемоний и действий, направленных на поддержку народов, «порабощенных советской-российской империей» . В принятой по этому же поводу специальной резолюции конгресса США в числе наций, исключительно только силой удерживаемых в составе СССР, значились народы Литвы, Украины, Латвии, Эстонии, Белой Рутении (Белоруссии), Армении, Азербайджана, Грузии, Идель-Урала, Козакии, Туркестана , . Как указывал Л. Троцкий «каждый охотно признает освобождение инородцев у своего врага, но не своих собственных и не у своих союзников» .
Подобное отношение Запада к проблемам самоопределения народов России не является особым секретом и вряд ли стоит удивляться тому, что найдется немало людей, подозревающих, подобно Т. И. Корягиной: «Запад пребывает в намерениях окончательно разрушить Россию, поделить ее на множество воюющих между собой маленьких и слабых государств» .
США сегодня осуществляет политику гегемонизма буквально по всем направлениям. Одним из важнейших направлений деятельности является установление и закрепление своего влияния в Кавказском регионе. В этом отношении США уже сегодня заметно продвинулись. Грузия стала пятой бывшей советской страной, которая приняла американских военных . Этот факт американцами рассматривается как большая стратегическая победа. Она состоит в том, что США получили возможность осуществлять все возрастающее давление во всей южной границе России, использовать территорию Грузии как базу для атак на Ирак и Иран, а также для установления контроля над трубопроводами, которые будут использоваться для доставки каспийских нефти и газа на мировой рынок .
Сепарационные конфликты всегда в той или иной степени служили целям внешних агентов (хотя бы потому, что в краткосрочном плане они ослабляют государство) . Именно множественность одновременных протестов Центру (возможно в каждой республике) станет залогом успешной сепарации СК с образованием независимых государств. Если запланированный процесс пойдет гладко, можно не останавливаться на существующих границах республик, а переходить на близлежащие края и области. Например, Аварская республика распространяется на часть Астраханской области, Великая Черкесия  - на часть Краснодарского края, а Ногайская республика - на юго-восток Ставропольского края. Отнесение Ставропольского края к республикам (СКФО) даже немного упростило задачу.
Все, что технически возможно, и имеет предрасположенность, рано или поздно реализуется. Даже не смотря и так на неблагополучный инерционный сценарий, будущее внешнее воздействие на СК станет главным дестабилизирующим фактором для РФ. Соседние государства Закавказья, проводящие многовекторную политику, часто не в интересах России, станут плацдармом, а относительная легкость в активизации межнациональных противоречий  удобным поводом для вмешательства мировых держав во внутренние дела России.
У Запада уже имется успешный опыт работы с кавказской культурой: всего за полтора года силы правой и деидеологизированной оппозиции в Грузии создали единую массовую организацию «Национальное движение», численность которой достигла примерно 20 000 членов, и всего за три недели ненасильственная «революция роз» одержала победу ;  переселение мусульманского народа - турков-месхетинцев (ок. 15 тыс.) с Краснодарского края не больше двух семей в один город и затем быстрая и успешная ассимиляция  и т. д. - все эти примеры демонстрируют присутствие в будущем достаточно сильного соперника России на СК. С этой точки зрения понятно, насколько односторонним является взгляд на якобы проигрыш Запада в Южной Осетии и Абхазии, как на удачные спасительные операции России. Пророссийский режим в Южной Осетии и Абхазии на данном этапе выгоден для Запада. Фактически Россия ввязалась в территории, которые в одночасье могут стать горячими точками, а позже еще и антироссийскими. На самом деле, в общем контексте совершенно неважно, где будет ввязываться российские силы, приобретение  покровительства над Южной Осетией и Абхазией даже упрощает задачу отделения Кавказа.
Запад достаточно последовательно пытается реализовать стратегическую задачу по установлению своего контроля над всеми без исключения бывшими советскими республиками. Сегодняшняя Россия не представляет опасности, лишь сырье, размеры национальной территории и наличие ядерного оружия сохраняют ей статус мировой державы. Безусловно, лидирующее место пока занимает энергетический интерес. Стремление обойти Россию в вопросах поставок энергоресурсов позволило в кратчайшие сроки организовать нефтегазовый транзит из стран каспийского бассейна по территории Грузии .
С нефтью Каспия часто были связаны более или менее значимые события на Кавказе . Действия держав, заинтересованных в кавказской нефти, варьировались от откровенно силовых решений до дипломатического маневрирования и использования негласных рычагов воздействия, что нередко прикрывалось идеологической риторикой. И все же территориальный интерес к региону появился задолго до мировой значимости энергоресурсов. С присоединением Кавказа к России начали формироваться и модели расчленения, разнившиеся по своим военно политическим и этническим форматам, но всегда имевшие конечную цель -  кардинальное ослабление Империи.
В последнее время внимание Запада несколько ослабло к СК. Причин можно назвать несколько:
• старания России выполнять и не противоречить основным пожеланиям Запада в области глобальных мировых процессов;
• мировой финансовый кризис ориентирует страны на внутренние проблемы;
• занятость Запада в крупномасштабных военных действиях в Ираке, в Афганистане;
• проблемы у Запада с ядерной программой Ирана;
• стремительное укрепление Китая, как влиятельной державы;
• жесткая позиция Центра по отношению к порядку на СК;
• на удивление Запада жесткая (жестокая) и успешная вторая чеченская кампания;
• демонстрация уверенного профессионального поведения российского Центра в грузино-югоосетинском конфликте и на Украине;
• Россия соглашается на размещение военного контингента НАТО в Средней Азии, в Закавказье и  в Восточной Европе;
• Россия широко пользуется для расчетов долларами и евро и тем самым кредитует экономику Запада;
• энергетические ресурсы России находятся под контролем т.н. «транснациональных» корпораций;
• интеллектуальные и финансовые ресурсы России постоянно иммигрируют на Запад и др.
• Западу почти нет смысла в ведении специальной подрывной деятельности против РФ, достаточно экономической, идеологической и культурной войны, которая осуществляется итак успешно, с минимальными издержками и риском.
Анализируя работу психологической службы Запада, в свете последних оперативных действий на Востоке (Ирак, Афганистан, Египет, Тунис, Ливия  и др.), нельзя не выделить и ряд слабых моментов (недостатков), с целью дальнейшего их учета в условиях СК:
1) игнорирование исторических и культурных традиций и обычаев;
2) недооценивание национально-психологических особенностей местного населения;
3) демонстративное навязывание собственных культурных ценностей;
4) слабое знание языка и специфики ситуации в каждой республике;
5) в большинстве подготовленных печатных, аудио- и видеоматериалов практически отсутствуют заимствования из произведений литературы, музыки, из фольклора местных народов, апелляции к авторитетам местных исторических и религиозных деятелей;
6) игнорирование исторического опыта, накопленного в предыдущих войнах и вооруженных конфликтах;
7) главное - незнание и демонстрация неуважения к исламу.
Опыт работы в схожих условиях не может быть полностью переложен на республики СК. Речь идет об успехе в Грузии. Грузинский народ отличается не только другой религией и культурным потенциалом, но и специфическими национально-психологическими особенностями. Для этого необходимо создать специальное разведывательное подразделение психологических операций. В идеале, изучение СК должно быть поставлено на современную научную основу, и базироваться на доступе к любым нужным данным республиканских национальных сообществ.
Внешние силы оказывают давление на Центр следующим образом :
1. Информационно-политическое давление - заявления лидеров ряда стран Запада и руководителей структур Европейского союза    о    «необходимости    контроля    над    обеспечением свободного   и   демократического   прохождения   повторных парламентских выборов в N.», регулярное посещение страны представителями  иностранных государств и международных организаций - своеобразное нагнетание «давления присутствием». У граждан республики N. возникает ощущение собственной  значимости    во    мнении    международного сообщества. Появляются и тиражируются идеи   и представления  о  неизбежной  последующей  поддержке  со стороны оного сообщества после того, как они «сделают правильный выбор».
2. Оказание финансовой поддержки оппозиции.
3. Политтехнологическая поддержка организации и проведения предвыборной кампании.
4. Коррекция существующей законодательной базы. Например, перед   досрочными   выборами   в   парламент   Республики Молдова, которые были назначены на 29 июля 2009 г., 12 июня парламент  вопреки      действующему      законодательству, запрещающему вносить поправки в избирательный кодекс менее чем за шесть месяцев до выборов, снизил порог для прохождения партий в парламент с  6% до 5%,  а также уменьшил минимальный порог явки на выборах с 50% до 1/3 избирателей. По признанию депутата-коммуниста В. Цуркана, поправки были сделаны по предложению представителей Совета Европы, считающих, что «некоторые случаи сохранения демократии и политической стабильности могут быть превыше законодательства» .
5. Организация    контроля    за    проведением    предвыборной кампании, самих выборов и процедурой подсчета голосов. Навязывание   собственных   интерпретаций   легальности   и легитимности    выборов    (под    угрозой    делегализации    и делегитимизации    действий    власти    и    самих    выборов). Посылаются  наблюдатели,   представители  западных  СМИ, организуются «независимые» экзит-полы и т.п.
6. Информационное обеспечение победы оппозиции на выборах. Организуется   с   целью   закрепления   победы   оппозиции, последующей   ее   легитимизации   в   глазах   населения   и международного сообщества, а также для получения гарантий изменений победившей стороной своего внешнеполитического  курса в  направлении,  определяемом заказчиком-спонсором.
My Great Web page
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
2009-2018  © FALCOGROUP