Деструктивный Департамент
2.3.    Переориентировка взглядов СК на страны Запада и Ближнего Востока.

Сегодня жители республиках не тянутся ни к Западу, ни к Востоку. Запад олицетворяется врагом мусульманского мира, Ближний Восток из-за своей разрозненности - слабым. В рамках предложенного сценария сепарации у каждого из них одна задача - стать авторитетным и репрезентативным для СК: Западу необходимо предстать как уважающему религиозные предпочтения кавказцев, а Востоку - как богатым другом.
Народы СК никогда еще не представляли единого целого, отличаясь друг от друга по языку, быту и уровню культуры. Даже в эпоху имама Шамиля его влияние, неоспоримое в Дагестане и Чечне, не распространялось ни на Осетию, ни на Кабарду. Даже попытки объединения горской эмиграции вокруг его внука, предпринимавшиеся параллельно Турцией и Польшей, так же не увенчались успехом . Так и с 1989 - 2000 гг. на СК работали различные специальные службы по управлению сепарационными настроениями населения. Однако действия этих служб носили дисбалансированный характер: часть «тянула» в сторону исламизации, часть - в сторону национализации, а третьим нужно было лишь эскалация вооруженных конфликтов с целью потребления большего объема вооружений.
На СК не было необходимого опыта самостоятельного управления, самодостаточной экономики. Русские управляющие, инженеры, техники, квалифицированные рабочие, врачи, преподаватели всегда были необходимы для нормального функционирования экономики и социальной сферы. В создании собственных вооруженных сил республики СК также вынуждены опираться на русские кадры, материальную часть и обучение. Дебатируется вопрос, субсидировала или эксплуатировала Россия СК, но с приходом парада суверенитетов четко выяснилось, что СК по-прежнему нуждается в помощи Москвы, а международная помощь зависит от позиции последней.
Кавказцы могут приобрести «независимость» только относительно России. Это значит, что будущий сепарационный конфликт следует рассматривать не в логике отстаивания независимости и самостоятельности новых кавказских государств, а в логике перехода зависимости к другому центру. Власть в республиках СК после распада СССР всегда принадлежала российскому Центру. Как бы чеченские повстанцы ни старались получить независимость от России, они не были приняты ни под защиту Запада, ни под защиту Востока. И исламисты, и националисты - пока что все они представляют собой части российского народа, и эта принадлежность тяготится над ними как нечто наднациональное. Данный сценарий предполагает, что республики СК, получающие легитимность из рук Запада, получат и статус «государств», и Восток также окажет им эту услугу с согласия  Запада.  
Продвижение политических и религиозных идей на СК с Ближнего Востока осуществляется не одну сотню лет. Большинство этих идей носит фундаменталистский характер - создание единого шариатского правления. Саудовская Аравия, Турция, Иран, Иордания и после неудачи с Ичкерией продолжают поддерживать некоторые исламские организации на СК. Это также заметно и на примерах бывших советских, ныне независимых мусульманских республик, стремящихся создать различные формы экономических и политических связей и расширить сотрудничество со своими большими мусульманскими соседями.
Сложно сказать, какая из стран оказывает сегодня влияние на «повышение градуса» исламского фактора на СК. И все же, принимая во внимание будущую ведущую роль мусульманских группировок, мусульманские правительства и объединения являются важными участниками второго и третьего уровней. Наибольшее внимание следует уделить правительствам, которые всегда старались в различной степени оказывать поддержку борьбе мусульман против немусульман. Лига арабских государств и Организация исламской конференции обеспечивали поддержку и посильно координировали усилия своих членов для помощи мусульманским группировкам в межцивилизационных конфликтах. Этот исламистский интернационал был причастен к таким действиям, как отправка добровольцев для установления правления исламистов; совместные пропагандистские войны против правительств, противостоящих исламистам в той или иной стране; создание исламистских центров в диаспорах и т.д. 
Бывшие советские, ныне независимые мусульманские республики стремятся создать различные формы экономических и политических связей друг с другом и расширить сотрудничество со своими мусульманскими соседями, в то время как Турция, Иран и Саудовская Аравия прилагают огромные усилия для того, чтобы укрепить связи с этими новыми государствами. Все республики СК (кроме Северной Осетии) в принципе могут избрать для себя два пути развития - светское или исламское государство. Исламское государство предусматривает процесс проникновения доктрин ислама практически во все сферы жизни исламского государства, в деятельность исламских общин и в жизнь отдельных людей. Процесс исламизации и введение тотального закона шариата на СК если не приведет к гражданской войне, как было в Ичкерии (традиционалов и джадидов), то скатализирует архаизацию быта, ухудшение экономического положения и главное - нарушению связей с западным мировым сообществом. Неудивительно, что процессу «исламизации законодательства» сопротивляются даже в мусульманских странах .
Работа с народами СК должна опираться не только на отличные знания этнопсихологии, внутренних конфликтов и стремлений, но и на религиозную ситуацию у традиционалов (у большинства). Ислам как религию пока очень плохо понимают на Западе, а кавказцев, исповедующих традиционный ислам, особенно ранит, когда не предпринимается даже попыток понять его. Существует фундаментальное различие между исламским и западным миром во взаимоотношениях между религией и государством.
Одно из самых основных убеждений на Западе (кроме Греции, и нескольких стран) - это полное разделение религии и государства, убеждение, чью глубоко идеологическую суть и последствия не совсем верно понимают мусульмане. На Западе неприемлемо, чтобы чьи-нибудь религиозные убеждения препятствовали какой-либо свободе другого человека. Несмотря на то, что это политическое убеждение, оно имеет характер идеологического и даже в какой-то мере религиозного. Западная демократическая традиция свободы слова практически является чем-то вроде религии для большинства людей.
Положение западного христианства и разложение его церквей с каждым годом углубляются и эта тенденция будет развиваться и дальше. Причина возможно кроется в духовно-психологической основе развития западных стран, формирование которой началось в эпоху Возрождения. Свобода западного человека - в его мощной воле, в гибком, адаптивном уме, в целеустремленности. Все вышеперечисленное может отлично вписаться в сегодняшнюю кавказскую действительность. Постоянные конфликты между тарикатистами и салафитами уже подталкивают пока еще немногочисленную кавказскую интеллигенцию к чему-то другому, более прогрессивному. Россия с ее регрессом в православие, Ближний Восток с раздираемый религиозными спорами - являются наглядными примерами, какими СК не хочется быть. Например, Турция, Малайзия в процессе выбора своего пути на Запад могут стать для СК проводниками, а «евроислам» - как упрощенная, светская форма ислама.
В западном и восточном типе общества набор функций государства различен. Демократическое светское государство западного общества сокращает свои функции, стремится как можно меньше участвовать в экономической жизни и решении социальных проблем своего населения. Исламизированное государство традиционных обществ старается взять на себя максимально возможное количество функций по управлению народом.  Но в последнее время начинают проявляться общие закономерности внедрения идей Запада в общественное сознание исламского Востока. Постепенно складывается обобщенное понятие «ассимиляция западом», которое прилагается к все более широкому кругу вопросов. Разрабатываются психологические обоснования, исходящие из общих информационных позиций, анализируются цели, задачи, алгоритмы действий, стратегия и тактика. Все больше количество публикаций и симпозиумов посвящается информационно-психологическому встраиванию в различные системы ислама, его перепрограммирование в сторону западных демократических ценностей.
Одной из форм влияния, в частности в США, являются так называемые внутренние этнические  общины (диаспоры). «Наивысшим комплиментом» власти Америки называют возможность участия зарубежных стран во внутриамериканских  политических процессах. Правительства зарубежных стран стремятся привлечь к сотрудничеству тех американцев, с которыми у них имеются общие этнические или религиозные корни, большинство  иностранных  правительств  также  нанимают и американских лоббистов, чтобы продвинуть свои интересы. И все это выглядит так, как будто некоторые страны могут манипулировать внешней политикой Америки, на самом же деле диаспоры являются удобным рычагом воздействия на сами зарубежные страны, доказательство тому служит ситуация в Грузии. Исходя из вышесказанного, западным странам сегодня необходимо начинать создавать и увеличивать значимость северокавказских диаспор на своих территориях, по примеру мухаджиров  в странах Ближнего Востока.
Отделение от России с образованием независимых исламских кавказских республик поможет кардинально решить некоторые геостратегические задачи Запада и Востока, которые в ситуации с СК полностью совпадают. То есть, необходима некая идеология создания государственности по западноевропейскому типу с видоизмением применительно к северокавказскому региону: больше условий для сохранения национальной идентичности, часто опирающейся на идентичность религиозную, проведение поиска способов интеграции западных норм и шариата на кавказский манер и их внедрение. Яркий пример: желание шариатизации - проект нескольких дагестанских сел: Карамахи, Чабанмахи, Кадар и Чанкурба. Даже разгром этих сел не остановил население других районов в желании введения норм шариата в светское региональное и местное законодательство Дагестана.
Самая сложная, энергоемкая, но наиболее важная  работа предстоит по переориентировке взглядов радикалов, не националистов, а религиозных радикалов (салафитов). Кавказские радикалы по большей части являются антироссийскими, но они не отвергают урбанизацию, индустриализацию, развитие, науку и технологию, а также все, что эти вещи означают для организации общества. В этом смысле они не являются антисовременнными. С другой стороны религиозное возрождение на СК - это и реакция на православие, спаянность его с центральной властью, а, кроме того, и самоутверждение. Традиционный ислам не удовлетворяет тот эмоциональный и социальный протест на поведение российского Центра, для этой задачи и нашелся радикальный ислам. Придание значительной части кавказской молодежи ценности салафизму - это призыв к взаимному уважению, в противовес господствующей русской православной нации, одновременно с этим и протест против местного правящего класса, которого «покупают».
Лидеры нового ислама не нуждаются в выработке какого-то дополнительного языка для выражения своих идей, они используют только язык Корана, преломляя его своими комментариями («шариат - наш путь», «ислам - наша конституция», «ислам - религия и государство» и т.п.). Чтобы понимать их, а значит, принимать, населению не нужен высокий уровень знаний. «Мы уже поиграли в независимость, хватить, теперь мы воюем на пути Аллаха, чтобы закон Всевышнего установился во всем мире»  - утопия и самая большая глупость, которая сегодня имеется в умах религиозных радикалов СК.  Джихад для них стал обязательным, такой же индивидуальной обязанностью, как пост и молитва. Более того, их джихад имеет наступательный характер, и «необязательно, чтобы неверные инициировали нападение первыми, достаточно, чтобы они всего лишь имели признаки тех людей, с которыми надлежит воевать» ; «любой мусульманин, игнорирующий нормы шариата, - неверный, с ним нужно воевать, пока он не вернется к суду Аллаха и его посланника» .
Изменить все эти взгляды сегодня не представляется возможным, да и в этом нет необходимости. Задача - изменить не идеологию, а тактику - «как воевать и какими способами». Например:
- задача - не просто воевать, а победить;
- сеть джамаатов должна инфильтрировать все многообразие ценных тактических начинаний во всем пространстве уммы, подбивая их к единому знаменателю;
- следует избегать прямых столкновений с правящим режимом, так как это может привести к роковому удару по еще слабому исламскому движению;
- и главное, сменить вооружение - огнестрельное на информационно-психологическое.
Поскольку российский Центр представляет финансовую составляющую сегодняшнего кризиса СК как одну из основных и делает в эту сторону многочисленные шаги, то экономическая работа также должна быть включена в деконструктивный сценарий. Материальным стимулом-мотивом является факт несомненного опережения обществом Запада потребительского уровня населения как республик, всей России, так и стран Востока.
Экономическая экспансия Запада имеет самые разнообразные формы: программы по реструктуризации и инвестиционные проекты различных международных валютных фондов; внедрение сельскохозяйственного, производственного и другого оборудования, и т.д. Экспансия может осуществляться путем использования различных пропагандистских лозунгов вроде борьбы за нравственность, права народа на самоопределение и проч. Запуск западных инвесторов, производителей также тесно связан с информационно-техническим воздействием.
Одна из основных целей западной экономической экспансии - это незаметное проникновение в подсознание, через рекламу своего (красивого и беззаботного) образа жизни, распространение желательных (западных) политических ценностей и стандартов своей массовой культуры через музыку, развлекательные телепрограммы и кинофильмы, а также через моду (на одежду, особенно с элементами политической символики, предметы быта, отдыха, туризма и т. п.). Учитывая психологию народов СК, можно подобрать наиболее подходящие стороны западного образы жизни. Материальным стимулом-мотивом является факт несомненного опережения обществом Запада потребительского уровня населения так республик, всей России, так и стран Востока.
Чтобы подготовить мировую общественность для содействия в признании независимости кавказских народов, необходимо преподнести кавказскую культуру в надлежащем виде, - сделать ее известной и популярной. Как один из примеров, можно провести коммерциализацию национальной культуры с ориентировкой на этнографический туризм. Все это должно сопровождаться налаживанием экономических связей с Западом и выносом кавказской культуры на обозрение мировой общественности (развивается производство национальной одежды; этнографический туризм приносит немалый доход и дает рабочие места на обслуживающих объектах - гостиницах, ресторанах и т.д.). Постепенно изменятся психологические установки и духовные ценности кавказцев. Коллективный общинный труд (клановый) полностью сменится индивидуальным. Если раньше отношение к коммерции было сугубо негативным как к чему-то недостойному, то теперь кавказцы не будут стыдиться выставлять на продажу и культовые ценности своих народов для всего мира. Коммерческая эксплуатация своей этнической принадлежности станет нормой.
My Great Web page
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
2009-2018  © FALCOGROUP