Деструктивный Департамент
3.1.1. Стратегия операции.
Значительная часть признаков политического поведения северокавказского общества предопределяется этнической ментальностью, имеющей следующие характерные черты: консерватизм, крепкие соседско-родственные связи, ориентация на национальные интересы, эмоциональность восприятия, высокая скорость распространения слухов. Значительную роль играют местные власти, которые чаще всего контролируют местные СМИ и таким образом влияют на население, в первую очередь титульное, отличающееся довольно заметной подконтрольностью. Выбор при голосовании обусловлен не сознательными политическими предпочтениями (каковых у большинства просто нет), а принадлежностью к определенным  этногруппам. Каждая из этих групп обеспечивает тому или иному кандидату стабильную базу электоральной поддержки. Сам же акт голосования оказывается лишь проявлением солидарности индивида со своей группой.
Кампания по непризнанию выборов одновременно является кампанией против власти, выборы являются лишь точкой отчета для начала оперативных действий. Концентрация на точке выборов позволяет:
- принципиально облегчить подготовку к смене режима, поскольку организационно и выборы, и смена режима опираются на однотипные виды организационных структур.
- имеет место один и тот же вид информационной кампании, которая демонизирует имеющийся на этот момент правящий режим.
- выборы сами по себе являются критичной точкой, которая может быть использована для разнообразных целей.
Для выбора тактики проведения операции необходимо просмотреть характерные тенденции на последних проведенных выборах СК:
а) любая должность, по мнению как населения, так и высших руководителей республик, покупается, и стоит дорого. По сути, властная структура более всего напоминает коммерческую структуру с высоким уровнем «рентабельности». «Любая должность в Дагестане продаётся и покупается», - заявил спикер  парламента республики через одну из центральных газет и даже назвал конкретные цифры, должность главы районной администрации - 300 тыс. дол., министра - до 500 тыс. дол .. Результаты абсолютно предсказуемы, ибо зависят от величины затраченных кандидатом средств. Идет «борьба не за голоса избирателей, а за контроль над избирательной комиссией» .
б) списки кандидатов настолько не соответствуют государственной безопасности, что даже официальные власти говорят о выборах, как о катализаторах политических, межэтнических или даже военных конфликтов. Например, президент Ингушетии заявляет, что среди кандидатов бывают фамилии боевиков, однако он пообещал сделать все, чтобы не допустить подобных людей к выборам - «а если даже кто пройдет, сделаем все, чтобы через уголовное преследование, через закон вывести их из власти» . В Чечне народ недоволен тем, что кандидаты слишком молоды, по данным ЦИК республики, 60% кандидатов в местную власть составляют молодые люди в возрасте до 30 лет, соратники и однотейповцы существующего президента, а это подрывает традиционный авторитет старейшин. В Дагестане президент и вовсе не удовлетворен существующей системой муниципальных выборов и настаивает на национальном принципе формирования органов власти в республике. По его словам, ранее в Дагестане была особая система выборов - национально-территориальные округа, квотирование мест в парламенте. Аварцы традиционно получали пост президента, даргинцы - спикера парламента, а премьер был кумыком. Отказ от этой системы пагубно сказывается на балансе сил в республике, уверен президент.  В Кабардино-Балкарии предвыборная борьба на местном уровне обостряется проблемой балкарского народа и территориальными спорами о собственности муниципалитетов.
в) власть в республиках в основном существует благодаря распределению ее между «сильными» фамилиями, родами, кланами и обычные выборы (без акций и подкупа) в качестве инструмента замены пророссийской власти трудно осуществимы. В республиках почти не существует какой-либо оппозиции, кроме самого народа. Сегодня республиканские выборы являются строго контролируемым действием, обеспечивающим якобы 95% одобрение народом кандидатов, уже отобранных российским Центром. Кандидаты от оппозиции лишь получают возможность участвовать в выборах, иногда их подвергаются запугиванию или даже ликвидации. Красочным примером сегодняшней  действительности является прошедшие выборы в Госдуму (02.12.2007 г.) и выборы Президента РФ (02.03.2008 г.). Степень избирательной активности электората и лояльности к пропрезидентской партии и к «кандидату власти» нарастает по мере продвижения на юго-восток. Максимальную степень поддержки продемонстрировала недавно еще мятежная Чеченская Республика, не намного отстали Ингушетия и Дагестан: «народ Чечни поддерживает политику партии и правительства! Северный Кавказ проявляет гражданскую сознательность и бьет рекорды явки! В Ингушетии ни одна другая партия, кроме «Единой России», не набрала даже 1% голосов. В Кабардино-Балкарии при явке в 96, 7 % за правящую партию отдали свои голоса 96, 12 % (за КПРФ всего 1, 72%). В Чечне 99, 2 % пришли к участкам, а из них 99% поддержали «Единую Россию». На этом фоне Дагестан и особенно Адыгея кажутся оазисами плюрализма. В Адыгее за «партию власти», проголосовали 74, 49 % избирателей, в Дагестане - 91, 44 %». В свою очередь, руководители республик заявляют, что официально объявленные ЦИК результаты выборов в республиках СК вполне соответствуют действительности и не являются чем-то удивительным и непредсказуемым.
Для осуществления сценария сепарации, связанного с любыми выборами (референдумами), перечисленные пункты -  это лучшие условия. Доказательством служит достаточно удачная проведенная акции протеста «я не согласен» в Ингушетии, даже несмотря на свою спонтанность (было собрано 90 тыс. подписей избирателей и выведена молодежь на улицы). Да и случай в Дербенте можно назвать знаменательным: около трети избирательных участков не открылись вообще, на другие избирателей пускали мелкими группами, к вечеру выборного дня стихийно стали скапливаться толпы людей (50-200 чел.) не успевших проголосовать, были перестрелки, похищения, драки. В Махачкале пытались объяснить это кратковременное превращение Дербента в горячую точку намеренной провокацией оппозиции. По данным ЦИК России, в связи с ситуацией в Дербенте в день голосования были возбуждены восемь уголовных дел - по фактам препятствий выборам, фальсификаций, насилия и т. д. Тем не менее, все эти обстоятельства не помешали ЦИК признать выборы состоявшимися, поскольку, заявляли там, на них проголосовали 50% граждан. Все это еще более удивляет, поскольку борьба шла между двумя единороссами. Как видно «партия власти» даже в рамках одного региона не всегда бывает единой.
Таким образом, суммируя ситуацию на СК и анализ постсоветских сценариев смены власти, для республик СК более подходит киргизский вариант. Схема в Киргизии продемонстрировала некую факультативность многих стандартных позиций, но можно и выделить несколько существенных отклонений:
- малое число людей, принимающих участие в акциях протеста;
- отсутствие четкого лидера;
- опора на родственников не прошедших депутатов;
- основные действия вне столицы;
- ограниченный срок протестных действий.
Население СК пока слишком слабо, чтобы создать власти серьезные проблемы. Хотя влияние Центра может быть и ослаблено действиями международного сообщества, но его падение в основном зависит от внутренних факторов (сильный репрессивный режим начинает вызывать сопротивление). Отличием проведенных за последнее время распадов стран (СССР и страны Восточной Европы) от будущего распада России является - главные действующие лица. Если у  первых это была интеллигенция (идейные), то при отделении СК главные действующие лица будут состоять из нескольких групп и выступать они будут по очереди. Прежде всего, необходимо установить, что представляют собой противоборствующие стороны.
На одной стороне (сверху): местная пророссийская власть; ее основные помощники в лице силовых структур, которые к тому же во многих случаях могут рассчитывать на помощь российской армии и сам российский Центр. На другой стороне (снизу) - население той или иной республики СК. Давление снизу встречает два вида реагирования сверху:  репрессии и реформы.  И то и другое может нести как успех, так и поражение процессу сепарации. И здесь активную роль начинает играть третья сторона (внешний игрок), которая даже в роли наблюдателя уже оказывает существенное воздействие на происходящие события. Внешний игрок участвует как в нейтрализации действий власти, так и в стимуляции действий оппозиции. Уровень вероятности победы в этих случаях становится резко выше.
Одним из главных правил тактики является знание традиций кавказского сообщества, поскольку опора на традиции может дать победу народному движению, не обладающему большими ресурсами. Речь идет об обязательном использовании пожилых людей (совета старейшин).
Необходимо подчеркнуть, что представленный сценарий носит характер массового, народного, и что  на первой стороне - нет российского народа. Второе замечание особенно важно. В ходе 20-ти летней подготовки у русского народа уже кристаллизировалась протестная воля к кавказцам:
- полное безразличие к отличиям кавказских народов между собой: «хоть грузин, хоть чеченец, все они …». Это безразличие было уже сформировано при первом межнациональном конфликте («что осетин, что ингуш …»);
- резкое усиление протеста из-за чеченских кампаний и террористических актов по территории России;
- этнизация (капсулирование) российских рынков и т.д.
- что же касается приграничных краев и областей (демаркационная линия), то приток русских мигрантов из республик уже заметно сказался на общем росте радикальных национал-патриотических настроений.
Большинство экспертов отмечают, что пересмотр границ сложившихся субъектов РФ и даже образование новых субъектов являются вполне реальными ввиду слабости федеральной законодательной базы и относительной легкости проведения референдумов по соответствующим вопросам. Таким образом, главный сценарий будет - организованный и управляемый протест населения республики (-лик), имеющий повод - подтасовку результатов выборов. Вопрос о том, какие конкретно выборы явятся сценой разыгрывания не настолько важен. Понятно, что создать лидера гораздо легче и дешевле, чем создать образ политической партии.
Безусловно, лучшим вариантом сепарации является  референдум о самоопределении народа (независимость и выход из состава РФ, либо сначала требовать, чтобы президента в республике не назначала Москва, а выбирал народ), тем более, что российский народ поддержит любые желания сепарации, лишь бы не было третьей военной кампании. При сверхцентрализованной номенклатурной системе республик крайне сложно прийти во власть, если предварительно не добиться народных выборов президента. Референдум состоится, если будет осуществлена вся предложенная схема, т.е. опираясь на материалы инерционного сценария можно вывести некую абстрактную схему, детали и наполнение которой будут меняться в каждой республике.
My Great Web page
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
2009-2018  © FALCOGROUP