Диагностический Департамент
1.2. Миграция народов.

Миграционные процессы на СК носят ярко выраженный этнический характер. С ХVIII в. и по 1990-е годы русские были доминирующим народом по демографическому вторжению на территории СК. Экспорт русских и их языка, культуры был, пожалуй, наиболее важным аспектом расцвета империи . Распад СССР ознаменовался обратным током миграции.  Сегодня этот процесс уже продолжается на южных границах РФ .
Проявлением состояния регресса (демодернизации) можно назвать исход из кавказского общества альтернативных нетитульных сил (русских), способных составить необходимую повестку дня для современной жизни это¬го общества и обеспечить в этой повестке такие ключевые мо¬менты, как хозяйственное и политическое управление, образова¬ние и культурное производство . Такой исход имеет разные причины и разные формы, но в целом он - ха¬рактер неприятия или протеста. Из республик Восточного СК сначала была вынуж¬дена уехать подавляющая часть представителей нетитульного населения. Затем исламизация, безработица и террористическая активность стали вы¬талкивать многих мобильных кавказцев . В данном случае число и качество совершивших исход по отно¬шению к общей численности населения республик обретает прин-ципиальный характер, ибо меняет социально-культурное содержа¬ние народов.
Изучая миграционные процессы в Северо-Кавказском регионе можно прийти к выводу, что главный действующий фактор, влияющий на масштаб русской миграции из региона состоит, скорее всего, в том, что русские гораздо в меньшей степени, чем представители коренных народов, оснащены капиталом первичных неформальных связей. Этот социальный капитал выступает как «совокупность родственных связей», которые могут быть эффективно конвертированы в преимущества в конкурентной борьбе за дефицитные или престижные позиции.
Возможность негативного сценария развития событий заложено в диффузном уменьшении влияния русского Центра на северокавказские окраины. Опасность представляет не столько периодический захват сепарационно-ориентированной идеологией отдельных районов СК, сколько стабильная экспансия этой идеологии вглубь России . В тоже время очевидно, что от настроения и установок русской приграничной зоны (Ставрополье, Астраханская область, Краснодарский край) зависит и характер межэтнических отношений в самих республиках.
В рамках конструктивного сценария необходимо рассмотреть и инерционный вариант развития ситуации. Сегодняшний характер демографических и миграционных процессов на СК говорит о стабильном варианте. В связи с естественной убылью населения России миграция, по меньшей мере, до середины века станет почти единственным источником пополнения трудовых ресурсов страны . Миграция кавказцев в соседние края и области в ближайшие десятилетия будет усиливаться, поэтому необходим селективный подход к формированию основных переселенческих контингентов. Представляется, что основной критерий селективности должен отвечать ряду принципов.
Влияя на общую численность населения и на его культуральную структуру, миграция превращается в постоянную и достаточно немалую составляющую российского общества. Наиболее важный вопрос для конструктивного сценария - как использовать миграцию северокавказских народов вглубь России во благо? Если она будет происходить и дальше таким же стихийным образом как сейчас, то в скором будущем станет вопрос о необходимости увеличения территорий республик за счет приграничных краев и областей.
Миграция способствует передаче из республик СК самого ценного ресурса - человеческого потенциала . Страна будет иметь несомненные выгоды от этих инвестиций, если сможет продуктивно использовать кавказцев и выгоды от этого будут превышать затраты на их образование, ассимиляцию, пенсионное обеспечение и т.д. Главным путем совершенствования системы управления миграцией народов СК является развитие дифференцированных мер - продуманная политика расселения, исходя не из учета интересов мигрантов, а из учета государственной политики.
Необходимо продумывать региональные стратегии миграционной политики, особенности расселения отдельных этнических групп по территории страны. Уже сейчас, например, концентрация мигрантов армян в некоторых районах Краснодарского края вызывает негативную реакцию принимающего сообщества . Возможно, потребуется введение региональных ограничений для мигрантов, например, введение нормы, при которой представители определенной национальной группы не превышали в потоке расселяемых мигрантов определенного порога. Этнические группы мигрантов более склонны к сохранению исходной идентичности при компактном расселении  и, напротив, быстрее меняют идентичность в пользу принимающего сообщества при дисперсном расселении. Это также надо учитывать при формировании политики интеграции.
Так же необходимо учитывать степень близости к российской культуре. Если степень культурной близости невелика, необходимо стремиться к возможно более этнически пестрому составу расселения миграционных потоков. Формирование российской идентичности будет легче и быстрее происходить в условиях, когда у мигрантов отсутствует возможный единый центр консолидации. Если на определенной территории доминируют выходцы из одной республики, представители одного народа, им проще поддерживать прежнюю идентичность, чем принимать российскую (надэтническую).
Сегодня миграцию северокавказских народов на сервер можно характеризовать как медленное поэтапное, волновое переселение в начальной стадии (это исходный момент). Суть ее сводится к положению о том, что переселение должно происходить в близко расположенные районы от своих республик - Ставропольский и Краснодарский края, Астраханская, Волгоградская и Ростовская область. Начавшаяся миграция кавказцев не встречает выраженного сопротивления, а лишь увеличивает число выбывших русских за пределы краев и области ЮФО.
С течением времени любая миграция имеет тенденцию создавать свою собственную инфраструктуру поддержки . В результате миграционные потоки приобретают сильную внутреннюю инерцию, что позволит им в будущем сопротивляться манипуляциям государственной политики. Так на Ставрополье центр тяжести расселения русских плавно смещается в северо-западном направлении (нефтекумский район, доля русских - 37,6%) . Если в 2009 г. Ставропольский край неофициально называли «приграничной территорией», то уже в 2010 г. стали называть центром СК. С разделом ЮФО и отнесением Ставропольского края к СКФО, это еще более благоприятно скажется на снижении общей доли русских, что ярко подчеркивает процесс ухода их с Кавказа.
Безусловным лидером по оттоку населения является Чечня.  Исход начался осенью 1991 г. и усилился с началом создания Ичкерии. Первыми покинули Чечню функционеры разрушенного советского режима и работники государственного аппарата, затем - квалифицированные рабочие пришедшей в упадок промышленности и сферы обслуживания. Помимо русскоязычных значительное количество переселенцев составили ингуши и дагестанцы. В массовом порядке покидали республику, начиная с 1992-1993 гг. и сами чеченцы, в основном интеллигенция, специалисты и служащие. Ориентированная численность чеченцев выехавших из Ичкерии за период 1991-1995г., составила около 100 тыс. чел. Разуметься, этот отток усилился еще больше в последующие военные кампании. Чеченцы больше предпочитают переселяться в Калмыкию и в южно-восточные районы Ростовской области.
Побуждающие причины миграции из республики существуют и сегодня. Уже в наши дни - аварцы, беженцы из станицы Бороздиновская, находящиеся в лагере «Надежда» под Кизляром, обсуждают возможность переезда на постоянное место жительства в одну из областей России. Как один из вариантов рассматривают переезд в сельские районы Ростовской области. Схожая ситуация со станицей Дубовской - уезжают даргинцы, но большинство переезжают не в Дагестан, а в Калмыкию, либо в Астраханскую область. Помимо дагестанских народностей, республику покидают и казанские татары, в станице Гребенской - Тараклы осталось их меньше 300 человек. В ногайском ауле Сары Су, со слов местного населения, созданы все условия для их выезда из республики. Со времени первой чеченской кампании, ногайцы стали мигрировать в Ногайский район Дагестана и оттуда постепенно в Ставрополье.

«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
My Great Web page
2009-2018  © FALCOGROUP