Диагностический Департамент
1.3. Образование диаспор.

Классическое определение понятия «диаспора» дает Советский энциклопедический словарь: «диаспора - совокупность населения определенной этнической или религиозной принадлежности, которое проживает в стране или районе нового расселения» . Гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров считает: «Ключ к межнациональному миру и сотрудничеству находится у лидеров самих национальных общин, которым необходимо обеспечить умеренность и толерантность своих диаспор» .
В основе миграционного поведения лежат факторы как объективного (экономического), так и субъективного характера (стереотипы и установки). Однако, поскольку большую значимость имеет психологическая динамика кавказских общины вне республик СК, то необходимо начать с описания подвидов диаспор:
1) «сглаженная». Гуманитарная, техническая и творческая интеллигенция, переехавшая  с республик СК, главным образом, по причине возможности более полной и разносторонней самореализации. Эти люди обычно имели сознательную установку на вживание в новую среду, установление в ней широких контактов, но не на ассимиляцию, хотя под влиянием сильного ассимилирующего воздействия русской среды (и ее значительной комфортности для кавказцев - до начала 90-х гг.) ассимиляция все-таки постепенно происходила. Данной группе не свойственны проявления «бытового» национализма. Это по большей части выходцы из русскоязычной кавказской среды, т.е. того слоя населения, которое получило образование в русских школах и говорит по-русски. Для данной группы характерен как бы двойной круг общения: с соотечественниками отдельно, с русскими отдельно.
2) «выраженная». Осевшие на постоянное жительство выходцы из сельских районов и из более низких в социальном отношении городских слоев республик СК.  Для них по большей части характерен «бытовой» национализм, иногда исключительно национальный круг общения, сохранение родного языка как языка общения в быту, бытовых норм поведения. При этом лишь немногие из представителей данной группы склонны к «идеологическому» национализму. Для них в целом не характерна тяга к объединению на национальной основе, за пределами своего привычного круга. Если и проявляется земляческая солидарность, то она касается выходцев из одной и той же местности, одних и тех же районов.
3) «размытая». Ассимилированные кавказцы со слабо выраженным национальным самосознанием или даже отсутствием его. Большинство подгруппы - так называемое второе поколение, рожденное уже на новой родине. Они хорошо знают русский язык и не знают язык предков, имеют тот же уровень образования, ту же профессиональную квалификацию, больше, чем русские, поддерживают стремление к интеграции, вплоть до полной потери своей национальной идентичности. Но с появление сюжета в новостях об русских националистах, о спаянной с властью русской православной церковью и параде казаков, махающих шашкой также лихо, как при вырезании тысяч их предков, начинают чувствовать, что есть нечто, что они потеряли, забыли, обменяли, продали. И это нечто - их культура и историческая память, пропитанные совершенно иными чувствами  - честью, доблестью, отвагой, уважением предков, а главное - чувством дома. С этого момента они начинают с горечью убеждаться, что на них смотрят как на чужих («понаехали тут»), не принадлежащих ни к РПЦ, ни к  титульной нации.
Существует две основные модели взаимодействия республик СК со своими земляками по России: репатриационная и диаспоральная. Первая состоит в разработке политики, помогающей возврату на историческую Родину, вторая - в содействии и нормальному развитию на новой Родине. Однако ни у одной республики сегодня нет выработанной однозначной политики в отношении своей диаспоры. Можно со всем основанием сказать, что данная политика в определенной мере отличается стихийностью и вынужденностью. Лишь с восстановлением конституционного порядка в Чеченской Республике с подачи президента Рамзана Кадырова оглашена репатриационная модель, но пока возвращение в республику наблюдается только у беженцев, проживающих в Ингушетии и Дагестане.
Обычно для представителей диаспор свойственно одно домини¬рующее чувство - чувство симпатии и соучастия в судьбе своих быв¬ших соотечественников, выражающееся чаще всего в формах соли¬дарности или помощи, если в таковых они нуждаются . В свою оче¬редь фактор диаспоры, тем более если она многочисленна и влия¬тельна - это мощный политический и социальный ресурс для тех народов и их политиков, который может быть мобилизован для раз¬личных целей, в том числе и для достижения радикальных проектов, как достижение политической независимости или возможное изме¬нение демографической ситуации в пользу той группы, которая ут¬ратила свой преобладающий статус, в том числе по причине истори¬ческих миграций . Как правило, диаспора, вернее ее активные эле¬менты, политически и эмоционально заангажирована на однознач¬ную поддержку своего народа, даже если ее представители уже давно стали лояльными и полноправными гражданами других госу¬дарств и даже ассимилировали с другими культурами .
Северокавказские диаспоры еще молоды и находится в стадии формирования. До недавнего времени таких диаспор вообще не существовало. Российская колонизация рассматривалась как внутренняя и, уезжая на Дальний Восток или в Москву, кавказцы продолжали ощущать себя в своей стране, за пределами республик нигде не образовывали устойчивых, замкнутых сообществ и довольно быстро ассимилировались с населением тех районов, где они жили. Исключение составляла  ситуация с депортационными  народами, но это было насильственная и непродуманная миграция. Народы селились локально, в тяжелейшие условия и надежды на ассимиляцию с местным населением практически не было .
Чеченская диаспора. Среди прочих, последстви¬ем трагедии чеченского кризиса стало возникновение многочисленной чеченской общины  (около 80 тыс. чел.) в Москве. Такого не могло произойти в обычной ситуа¬ции (до войны в Москве проживало 2 тыс. чеченцев). Фактически большая чеченская часть Грозного переместилась в Москву и в ос¬новном уже нашла здесь свое место. Складывается новая система экономической и политической протекции этой общины со стороны крупных чеченских бизнесменов и политиков, включая депутата Го¬сударственной Думы от Чечни Асланбека Аслаханова  Начали вы-ходить чеченские газеты и радиопередача, вещающая на Чечню .
Московская община обретает влияние, в том числе и на то, что происходит в самой Чечне. Ее пророссийская ориентация демонст¬рируется уверенно и античеченские настроения в стране и особенно в столице переживаются крайне болезненно. Это российские чечен¬цы, у которых помимо этнической (фактически внетейповой и без резких внутренних разделов) имеется и двойная лояльность по вос¬приятию родины: малой - в лице далекой и восстанавливаемой Чечни и большой - России в лице города своего постоянного проживания. Учитывая демографические характеристики (более высокую рож¬даемость и возможность перезда из Чечни новых жителей), «мос¬ковская Чечня» скорее всего, будет расти численно и обретать все больший обще¬ственный вес.
Чеченская диаспора за границей сравнительно невелика (не более 100 тыс. чел.) и ее наибольшая концентрация приходится на страны Ближнего Во¬стока, особенно Иорданию, куда черкесы и чеченцы были переселе¬ны османским правительством в качестве военных колонистов пос¬ле окончания русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Некоторая часть чеченцев покинула СССР в период гражданской и второй мировой войн. Среди зарубежных чеченцев есть известные политики и обще¬ственные деятели, а также богатые предприниматели, которые с са¬мого начала поддержали «чеченскую революцию»,  некоторые их них прибыли в Чечню сотрудничать с Д. Дудаевым, как например, его министр иностранных дел Шамсуддин Юсеф, гражданин Иордании, отличающийся крайне антироссийскими позициями.
Ряд видных чеченцев создали в США партию «Вайнах» и Севе-рокавказский комитет в Америке, которые заняли позицию под¬держки независимости Чечни, хотя некоторые его лидеры, как, на¬пример, Абдурахман Автурханов, известный историк и писатель, не поддержали курс на разрыв с Россией. Еще в период активизации ан¬тидудаевской оппозиции летом 1994 г. вышеназванный комитет об¬народовал Обращение, основанное главным образом на сообщениях печати из России. В нем высказывалось опасение, что «российские спецслужбы решили задушить независимую Чечню руками самих же чеченцев».
Заявление самого знаменитого чеченца-диссидента, проживаю¬щего в Мюнхене, о том, что «свободу независимой Чечни сумеют за¬щитить с оружием в руках внуки тех, кто был выслан в 1944 г. в Среднюю Азию в вагонах для скота»,  было обнародовано в Грозном во время празднования трехлетней годовщины чеченской револю¬ции. Этот акт оказал сильное воздействие, разжигающее воинствен¬ный дух дудаевцев и как бы дающее внешнее благословение на борьбу.
Русская диаспора. Диаспоры русских в республиках до недавнего времени также не существовали, т. к. живущие там русские не воспринимали себя инородцами. Но после распада Союза все изменилось: появились все основания рассматривать их как русскую диаспору. Такая интерпретация соответствует и самочувствию многих русских, живущих в республиках. Ощутив себя национальным меньшинством, испытав социальный, политический, культурный, экономический дискомфорт, многие из них оказались в ситуации выбора их дальнейшей стратегии поведения: мигрировать или нет. Полный исход русских произошел в Чечне, Ингушетии, практически заканчивается в Дагестане.
Интерес для работы представляют народы, имеющие значительную численность в ЮФО и на Ставрополье, но не имеющие административных  территориальных образований.
Армянская диаспора. Армяне не являются коренным народом СК, но на их примере можно исследовать явно выраженную диаспоральную модель. Мигранты дают возможность мигрировать своим родственникам, друзьям, знакомым, снабжая их информацией о том, как мигрировать, средствами для облегчения переезда, а также оказывают помощь в поиске работы и жилья. Миграция армян  осуществляется избирательно в экономически выгодные условия и в места проживания русских - Краснодарский (побережье) и Ставропольские край (центральный район), Ростовская область. Денежные переводы, отсылаемые мигрантами на свою историческую родину, для Армении являются важным источником поступления финансов.
Армянская диаспора на Черноморском побережье всегда была достаточно мощной и существует по меньшей мере 100 лет. На сегодняшний день в Краснодарском крае зарегистрировано 119 национально-культурных общественных организаций, из которых 42 - армянские. Во многих городах (Армавир, Туапсе и др.) количество этнических армян велико, в Адлерском районе Сочи они составляют около 1/3 населения. Многие из проживающих в крае армян - беженцы или вынужденные мигранты из Карабаха, Азербайджана, Чечни, Абхазии, Узбекистана. Однако благодатная территория Черноморского побережья указывает на миграцию армян как на продуманную и целенаправленную. Тяжелое экономическое положение в самой Армении спровоцировало приток мигрантов, которые, естественно, стремились быть поближе к соотечественникам, землякам и родственникам, живущих в престижном и благополучном районах.
Сейчас ситуация меняется. На уровне повседневного общения все чаще армян разделяют на «своих» и «чужих», на «новых» и «старых». Если у человека армянское происхождение, но он плохо владеет родным языком (больше говорит на русском), то чаще он свой. Если же приехал 10-15 лет назад, дома и при русских разговаривает на армянском, то отношение к нему несколько иное. Причем исходит такое представление не только от местных националистов, краевой администрации, представителей казачества, но и от условно называемых «местных армян». Кроме того, немалую часть приезжих составляли жители сельской местности, то есть люди более низкого культурного уровня и хуже, чем городские, а порой и вовсе не владеющие русским языком.
Представляется уместным отметить, что иногда под определение «приезжий» (со стороны традиционно проживающих групп населения) подпадают все армяне, притом вне зависимости от действительного времени проживания (переселились они недавно, либо живут уже продолжительное время, либо вовсе родились и выросли в данном регионе) - так издержки миграционных процессов распространяются на более широкие группы, нежели, собственно, на недавних мигрантов. Таким образом, существует риск трансформации мигрантофобии в этнофобию с негативным восприятием (этностереотипами) представителей определенных этнических групп, что в свою очередь влечет за собой эскалацию напряженности, а порой и эксцессы негативного характера.
Греческая диаспора . Также одним из близких народов по культуральным  особенностям к русским являются греки. Греки, расселенные ныне на СК, являются в большинстве своем потомками мигрантов, в разное время покинувших турецкие и иранские пределы. С появления русских на СК греки активно привлекались для освоения и укрепления Империи, особенно Причерноморья. Греческая диаспора сумела наладить эффективную торговлю через азовские и черноморские порты, но национальная политика советской власти была переменчива. Внутри диаспоры можно различать несколько локальных групп, каждая из которых обладает определенным, только ей свойственным комплексом культурных особенностей. Эти особенности связаны преимущественно с теми хозяйственными и культурными навыками, бытовыми привычками, которые складывались веками в местах их расселения.
Греки СК  говорят на черноморском («понтийском») наречии, называют себя понти, язык понтиака (в русском варианте понтийцы, язык понтийский). Их самоидентификация значительно более выражена в сравнении с другими этническими группами греков России и сопредельных государств, так как культура окружающих их народов достаточно резко отличается от их собственной. Причины многочисленных миграций греков-понтийцев сложны. Имело место переплетение экономических и политических обстоятельств. Желание христианских подданных Османской империи перебраться в Россию сочеталось с политикой Российского правительства, стремившегося заселить и экономически освоить захваченные и опустошенные земли СК. Несмотря на все сложности, с которыми греки столкнулись в процессе переселения и адаптации на новом месте, они смогли влиться в хозяйственную и общественную жизнь, образовав заметный очаг культуры на СК.
Но история греков на СК не была столь безоблачна, так существовавший с 1930 г. на Кубани Греческий национальный район в 1938 г. был упразднен, а греки в 1944 г. были репрессированы в Казахстанские степи. С началом 1990-х и резкого ухудшения состояния в Грузии, Абхазии, Средней Азии значительное число греков мигрировало на побережье Краснодарского края и в Ставрополье (центральный район). Если в Краснодарском крае численность греков остается достаточно стабильной, то в Ставропольском идет снижение численности за счет продолжающейся эмиграции в Европу и США.
В отличие от большинства репрессированных народов, туркам-месхетинцам так и не разрешили вернуться из Узбекистана домой в Грузию. После ферганских погромов месхетинские турки частично поселились на территории Краснодарского края и Ростовской области. Компактное расселение стало фактором, постоянно провоцирующим межэтническую напряженность (Крымский район, Краснодарский край). Политика руководства Краснодарского края по вытеснению данного народа, различные дискриминационные меры, агрессивное действие казачьих организаций и хорошо продуманная пиар-кампания США позволила значительному числу турков-месхетинцев (ок. 15 тыс. чел.) иммигрировать в Америку. В отличие от краснодарских поселенцев, судьба ростовских турков сложилась иначе, причина - в качестве земель для поселения. Если Крымский район Краснодарского края является благодатным для сельскохозяйственных  работ, то Сальские  степи Ростовской области отличаются достаточно неуютными условиями (сильные ветры, холодная зима, жаркое лето, неплодородная почва), и всегда это был слабо заселяемый район.
Казахская диаспора. В Астраханской области имеется казахская диаспора (самая многочисленная - 143 тыс. чел.). Для нее характерна разветвленная структура: во всех сельских районах, где казахи составляют значительную часть населения, есть казахские национальные общества и школы. Однако при своей многочисленности, конфликтогенной диаспорой казахская не является, в отличие от дагестанской и чеченской, которые принимают участие практически во всем  массовых межнациональных драках.
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
My Great Web page
2009-2018  © FALCOGROUP