Диагностический Департамент
2.2. Национальные организации.

Межнациональные противоречия и конфликты не могут быть объяснены с помощью только этнических факторов. Этносы как таковые не выступают самостоятельными субъектами исторического или политического действия. В качестве такого рода субъектов выступают определенные элитные группы, претендующие на участие во власти и формирующие содержание националь¬ных интересов.
Важной составляющей государственной системы являются общественные организации, прямо не включенные в аппарат государственной власти. Это политические партии, этнические, культурные, религиозные, благотворительные, профессиональные организации. Через них государство и конкурирующие с ним силы насаждают свое мировоззрение и свою идеологию, укрепляют свое влияние, добиваются поддержки своей политики со стороны союзников и ослабляют влияние противостоящих социальных групп.
Особое влияние на жизнь СК оказывают этнические общественно-политические объединения («национальные движения»), поскольку они обладают серьезным материальным, организационным, интеллектуальным ресурсом. Спецификой региона является противостояние этих организаций друг другу, которое на общем фоне едва ли заметно Центру, но серьезно влияет на уровень социально-политической напряженности.  Именно они, вступая в конфликт между собой за раздел сфер влияния, используя СМИ и массовые мероприятия, способствуют политизации и радикализации населения,  формирование у него конфронтационного потенциала. Нельзя забывать еще об одном типе самоорганизующихся обществ, которых объединяет то, что они не зарегистрированы в соответствии с законом, либо являются официально признанными экстремистскими (националистическими) организациями. Но отсутствие юридического статуса не означает, что их деятельность сильно ограничена.
На первый взгляд может показаться, что понятие «терпимость» к другим религиям, народам и культурам является чем-то само собой разумеющимся, однако национальные организации  это понятие стараются переосмыслить (Черкесский конгресс ). Вот, пример, некоторые тезисы:
- внедряемая в России установка толерантности есть не что иное, как секулярная идеологическая парадигма. Навязывание же идеологии толерантности в качестве общеобязательной противоречит Конституции РФ, в которой признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (Конституция РФ ст. 13 ч. 1, 2).
- международные, государственные, общественные организации и структуры не вправе диктовать гражданину свое мнение по отношению к различным светским и религиозным идеям и представлениям, не вправе навязывать ему свое видение их культурных и ценностных характеристик и тем более призывать к уважению и принятию их морально-нравственных позиций и мировоззренческих установок. Это противоречит не только международному законодательству, но и Конституции РФ, где, в частности (ст. 9, ч. 2) говорится о том, что «государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его убеждений и отношения к религии», а также (ст. 29, ч. 30), что «никто не может быть принужден к выражению своих мнений или отказу от них».
- идеология толерантности, в конечном итоге, воспитывает равнодушного к безнравственным идеям и поступкам гражданина, космополитичного и оторванного от своих традиционных корней человека.
Историческая справка . Первый этап формирования национальных движений в республиках РСФСР относится к 1988-1989 годах. Даже, несмотря на большое давление местной номенклатуры и малой политической активностью основной массы населения, значительной ассимиляцией северокавказских народов, наличием многочисленных групп русскоязычного населения и т.п., Москва достаточно успешно стала насаждать националистические идеи. Первые «неформальные» организации в автономных республиках носили больше не национальный, а общедемократический характер. Появились Народный фронт и Зеленое движение Чечено-Ингушетии, Калмыцкий Народный фронт, дискуссионно-просветительский клуб «Перестройка» в Дагестане, клубы избирателей в Карачаево-Черкесии и др. организации.
В начале декларируемыми целями этих групп были поддержка перестроечных процессов: демократизации, гласности, экономических и правовых реформ и пр., а также участие в общественно-политической жизни региона. Общедемократические организации выступали против местных партийно-советских властей, организовывали массовые мероприятия (митинги, демонстрации, пикеты) с требованиями отставок в местном руководстве, поддерживали «демократических» и независимых кандидатов на выборах, выражали солидарность с демократическими движениями других регионов СССР.
Затем большинство первых «неформальных» организаций наряду с общедемократическими лозунгами выдвигали требования национального характера (проблем развития национальной культуры, языка, возрождения национальных традиций и т.п.), а еще позже часть требований стала выходить за рамки национально-культурной программы. Стали активно разрабатываться программы будущих национальных движений и росли кадры будущих национальных лидеров и идеологов.
В 1990 году нацорганизации еще не ставили вопрос о создании суверенного национального государства. Наиболее максимальными были требования чеченских национал-демократов о предоставлении республике союзного статуса. В то время стремление к выходу из РСФСР еще не было сепаратистским, поскольку общим единым государством являлся Союз ССР, а Российская Федерация была еще, по сути, искусственно созданным квазигосударственным образованием с довольно аморфным статусом и неопределенными полномочиями.
Формированию союза национально-демократических движений и общедемократических организаций в немалой степени способствовал лозунг уравнивания в правах всех национально-территориальных субъектов СССР, выдвинутый московскими демократами - лидерами Межрегиональной депутатской группы и движения «Демократическая Россия». Благодаря этому лозунгу на выборах 1990 года большинство национальных организаций в автономиях РСФСР поддержали демократических кандидатов, а все «неформалы» (фактически - национальная и демократическая оппозиция советско-партийным властям) составляли единый блок. Новое руководство России во главе с Б.Ельциным получило широкую поддержку со стороны национальных движений российских автономий. Однако в скором времени логика развития событий привела к размежеванию «неформалов», и прежде всего по вопросу об отношении к новому федеральному центру. Со второй половины 1990 года в недрах национальных движений формируются сепаратистские течения.
Августовский путч 1991 года на короткое время объединил национал-радикалов и демократов: в Нальчике было создано объединенное движение «Демократическая Кабардино-Балкария», в которое вошли лидеры кабардинской «Адыгэ Хасэ», балкарской «Тере», Демократической партии Кабардино-Балкарии, а также депутатских групп «Радикальная реформа» и «Коммунисты за демократию». В Дагестане возник Координационный комитет защиты демократии и законов, в Карачаево-Черкессии - Координационные советы демократических сил, объединившие демократические и национальные организации названных республик.
Общей политической платформой нового союза националистов и демократов являлось недовольство старым номенклатурным руководством республик и желание изменить политический режим. Этот союз не был альтруистическим: каждая из сторон втайне желала использовать союзника для того, чтобы добиться смещения республиканского руководства, а затем рассчитывала самой захватить власть.
В августе-сентябре 1991 года в ряде столиц автономных республик (Грозном, Махачкале, Нальчике и др.) начались массовые митинги активистов объединенной оппозиции, которые требовали отставки республиканских Верховных Советов и проведения новых, демократических выборов.
Конец 1991 года ознаменовался новой радикализацией национальных движений в российских автономиях. На этот процесс в значительной степени повлияла победа «чеченской революции», однако усиление сепаратистских настроений, скорее всего, являлось общей тенденцией развития национальных движений того периода.
Радикализация национальных движений, их претензии на представительство «воли народа» и стремление к власти выразились в создании в 1990-1992 годах общенациональных представительных органов, которые за редким исключением оказались под контролем национал-радикалов. Радикализация национальных движений привела к нарастанию межнациональных противоречий, а также к острым конфликтам национал-радикалов с местными властями.
Усиление национальных движений российских автономий и их претензии на власть вызвали беспокойство местных руководителей. Если в 1988-1990 годах «национальные кадры» республиканской партноменклатуры в той или иной степени поддерживали национальные организации и участвовали в организации общенационациональных форумов (съездов, конгрессов и пр.), то с 1991 года власти начали оказывать давление на национал-радикалов: запрещать митинги и демонстрации, привлекать к административно-судебной ответственности их организаторов за проведение «несанкционированных мероприятий», угрожать преследованием за «разжигание межнациональной вражды» и пр.
Осенью 1991 года, во время общего кризиса власти, охватившего страну после провала путча ГКЧП, обострение отношений между местным руководством и национальной оппозицией способствовало появлению экстремистских тенденций.
На СК усиление экстремистских тенденций в конце 1991 года связано с попыткой российского руководства ввести чрезвычайное положение на территории мятежной Чечни. В ответ кабардинские, балкарские, аварские, черкесские, карачаевские и др. национальные организации объявили о формировании добровольческих отрядов для помощи новому руководству Чеченской Республики. Организационным центром движения в поддержку Чечни стала Конфедерация горских народов Кавказа (позже - Конфедерация народов Кавказа), созданная в ноябре 1991 года на основе возникшей еще в 1989 году Ассамблеи горских народов Кавказа.
С начала 1993 года национальные движения российских автономий вступили в период спада, который, в первую очередь, связан с общей тенденцией к снижению политической активности на всем постсоветском пространстве. Немалую роль в углублении кризиса национальных движений сыграло укрепление исполнительных органов власти и активизация российской политики в регионах.
Начало боевых действий в Чечне в ноябре-декабре 1994 года вновь стало причиной усиления экстремистских тенденций в национальных движениях практически во всех республиках. Боевые действия на территории Чечни в 1995-1996 годах способствовали превращению национального экстремизма в мощную политическую силу, которая и до сих пор играет заметную роль в общественно-политической жизни СК.
С кардинальным изменением властных структур Центра, с приходом В.В. Путина, значительно изменилась и деятельность  национальных организаций СК. Жесткое наведение порядка на территории Чечни наглядно продемонстрировало национальным элитам республик варианты последствий выдвижения различного рода национальных идей.
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
My Great Web page
2009-2018  © FALCOGROUP