Диагностический Департамент
3.1. История развития русско-кавказской культуры и светского образования СК.

Кавказское общество представляет собой многообразие культурных течений, каждое из которых развивается по своим специфическим законам. Народы кавказской культуры по праву включены в число государствообразующих российских народов. Они оставили глубокий след в русской истории и культуре, что не могло не служить ее дальнейшему процветанию, но и приобщение кавказцев к русскому языку и русской культуре благотворно сказывалось и на развитии национальной культуры СК . В кавказскую школу стали интенсивней проникать светские предметы, а представители местной интеллигенции стали активно выступать за равноправие народов.
Проследив историю развития русско-кавказских контактов со второй половины XIX в. по конец века XX в., можно прийти к выводу, что Россия, добившись включения территории СК в состав Империи, не ставила во главу угла только покорение, колонизацию, о чем немало написано историками советского периода . Большое количество документов, исходивших от самых высоких российских инстанций, свидетельствуют о стремлении России вовлечь народы СК в общероссийское экономическое и культурное пространство, на путь к европейской цивилизации.
Результатом взаимодействия западного и восточного типа культуры становятся своеобразные «гибридные» общества . Характерным примером является СК, испытывавший в течение постоянного общения с Россией влияние распространявшихся в горном крае основ европейской культуры. В то же время необходимо иметь в виду, что кавказский культурный тип ближе к Востоку, и немалая часть кавказцев считает для себя приоритетной атрибутику мусульманской культуры. Несмотря на этническую пестроту, языковые различия и культурное многообразие, население СК исторически было объединено общностью исторических судеб, этнотерриториальными контактами, хозяйственно-экономическими и культурными связями, тенденцией народов к интеграции.
Культура народов СК была составной частью общероссийского цивилизационного пространства на протяжении двух последних веков. Однако глубокого влияния на проникновение в местный быт русских этнокультурных стандартов не произошло.
В противовес историографии советского периода, трактовавшей роль царизма на Кавказе исключительно негативно, в частности как попирающего народные традиции и культуру, необходимо отметить безусловно положительную роль официальной России в процессе приобщения горцев к новому культурно-образовательному пространству. Создавая школы различного типа, представители власти часто шли навстречу образовательным потребностям местного населения. Это проявилось в организации школ по просьбам местного населения в отдаленных горных аулах; в переустройстве городских школ в учебные заведения с более высоким образовательным статусом; в гибком сочетании программ светского и религиозного образования в русскоязычных школах; в создании системы пансионов для детей горцев.
До официального присоединения к России единственной формой образования на СК были арабо-мусульманская школа (мактаб и медресе) и христианская школа в Осетии. Образовательные программы арабо-мусульманских школ включали дисциплины религиозного цикла (арабский язык, шариат, философия, логика) и изучение точных наук (алгебра, геометрия, астрономия). Из общего количества мусульманских школ, существовавших на Кавказе в XIX в., более половины находилось на территории Дагестана . Религиозные школы выполняли и важную социальную функцию: в этносознании народов сформировалась установка на грамотность, престиж знаний и религиозная образованность. Мусульманские школы были бесплатными, сравнительно доступны, не разделяли учащихся по социальному статусу, являлись обязательными для всех мусульман .
В то же время конфессиональный характер всей системы арабо-мусульманской школы стал, в силу намеренного самоограничения, подчас примитивности учебного процесса и враждебности по отношению к появлявшимся альтернативным учебным заведениям (светским школам), существенным препятствием для социальной адаптации кавказской молодежи к новым реалиям.
После присоединения СК Россия предприняла ряд мер, объективно способствовавших развитию культуры народов горного края. Одним из значительных явлений стало открытие  светских школ . В целом организация русскоязычных учреждений и светских школ сопутствовала практическому включению СК в политико-экономическое и культурно-образовательное пространство Российской Империи .
Первые годы горцы не стремились определять детей ни в государственные городские училище, ни в частные.  Если отношение коренного населения к русским в сфере традиционных норм общения оставалось в целом лояльным, то попытки привлечь горцев в светские школы встретили религиозное неприятие, которое могло стать мощным тормозом в общем процессе формирования системы образования. Решением этой проблемы стало открытие в 1849 г. в Дербенте мусульманского училища, которое в начале 1855 г. было переведено в Темир-Хан-Шуру. Обучавшиеся имели возможность помимо арабского, изучать и русский язык. Это стало важным шагом на трудном пути привлечения кавказцев в новое для них образовательное пространство .
С середины XIX в. появление на территории СК светских учебных заведений постепенно стало приобретать систематический характер. В 1856 г. по инициативе полкового врача И. С. Костемеровского в Нижнем Дженгутае была открыта школа для детей всадников Дагестанского конного полка и детей местных жителей. Параллельно с исполнением своих профессиональных обязанностей Костемеровский выступал активным пропагандистом русской грамоты, науки и культуры среди горцев .
В создании сети школ различного типа представители царской власти шли навстречу образовательным потребностям местного населения. Показательно, что открытие светских учебных заведений во многих случаях было инициировано местным населением. Горцы ходатайствовали об увеличении школ, способствовали их возведению денежными средствами, материалами и личным трудом.
Для правительства России светские школы являлись важным аспектом, инспирировавшим социально-политическую интеграцию СК в Российскую империю. Светские школы, ставшие своего рода цивилизаторским средством «замирения» СК, и существовавшие параллельно мусульманские учебные заведения должны были усилить образовательный процесс в горном крае. При этом в целях привлечения кавказской молодежи в русскоязычных светских школах вводились структурно-программные элементы религиозного образования: основы ислама и арабский язык .
В целом ни русские, ни арабо-мусульманские школы по своему назначению, программному содержанию не отражали объективные потребности развития народного образования и культуры народов Кавказа. Они не могли выполнять функции очагов культуры и распространения научных знаний среди широких масс. Но объективно они внесли свой вклад в дело распространения элементарной грамотности среди части населения.
Российская власть стимулировала светское образование горцев, выражая свои геополитические интересы . В определенной мере оно могло гарантировать социальную стабильность в регионе. Непосредственно участвуя в зарождении русскоязычной  кавказской интеллигенции, правительство России видело в ней гарант стабильности и лояльности по отношению к официальной власти.
В свою очередь, светские школы стали для горцев проводником в новый культурно-образовательный мир. Если в сфере традиционных форм общения влияние русских проявилось на уровне материальной культуры, то общение с русскими учителями, изучение русского языка давало позитивные результаты в развитии духовной культуры горцев . С созданием системы светского образования сделало возможным для молодежи СК получение среднего и высшего образования, а также продолжение учебы в различных регионах России и за рубежом. Наиболее значительную роль в приобщении молодых дагестанцев к европейской культуре сыграла Ставропольская гимназия, в которой в 1866 г. открылись вакансии для детей горцев .
Получение светского образования гарантировало реальное повышение социального статуса горца, способствовало его участию в формирующемся социуме - кавказской русскоязычной интеллигенции. К концу XIX в. на СК стали появляться специалисты с высшим образованием из числа местных народностей. Российские учебные заведения стали выпускать учителей-кавказцев . Это имело важное значение для развития народного просвещения. В конце XIX в. педагогические кадры готовились из лучших выпускников горских школ. Это способствовало их закреплению в школах, адаптации на местах, сохраняло преемственность в образовательной практике .
Отмечая достижения в развитии образования, нельзя, однако, умалчивать и тот факт, что православная верхушка России не была согласна с устойчивыми позициями ислама и арабоязычной культуры на СК. Это, в частности, подтверждается в исследованиях, посвященных миссионерской деятельности православной церкви. Прямолинейно такая позиция выражена С. А. Раздольским, который утверждает, что «благодаря миссионерам коренные жители Кавказа получают возможность обучаться грамоте на родном языке. Принятие православия дает коренным жителям возможность поступать в учебные заведения Петербурга, Москвы, Казани и других крупных городов России» . Приведенное утверждение, а также вывод о духовной православной колонизации Кавказа никак не согласуются с реальными фактами: коренное население Дагестана, Чечни, Кабарды которое относилось позитивно к светскому образованию и изучению в светских школах государственного русского языка, в сфере духовности не допускало компромиссов. В этом - феномен культурно-образовательного развития СК конца XIX в.: сохранив духовные ценности ислама, адато-мусульманской культуры, Кавказ вступал в новое качество своего развития, в общероссийское культурное пространство .
Мероприятия, проводимые в стране в советский период, направленные на разрушение религиозно-этнических традиций (перевод письменности с арабского на латинский алфавит, затем на кириллицу, запрещение исламских учебных заведений, стеснение исламских организаций), в конечном итоге изолировали СК от мусульманского мира . Это способствовало ускоренному восприятию русско-европейской культуры. В течение всего советского времени русская культура укрепляла свои позиции на СК в качестве доминирующей . В результате на протяжении XX в. одновременно существовали две различные парадигмы: старая, отражавшая связь с адато-мусульманским этносом, и новая, развивающаяся в пространстве русско-европейской культуры.
Уровень высшего образования в регионе, мобильность северокавказских этносов позволили им существенно усилить свою роль в общегосударственной жизни, политике, о чем свидетельствует наличие национальных столичных представительств. В регионе наблюдается прогресс гуманитарных наук и собственной профессиональной культуры. Научное сообщество СК находится в поиске доказательств древности и уникальности народов, их свершений, и это отразилось на росте среди исследователей числа историков, этнографов, языковедов .
За годы советской власти, несмотря на все невзгоды, сформировались политические и интеллектуальные элиты народов СК. Унифицированная система воспитания, народного образования и подготовки кадров была нацелена на формирование социокультурного единства страны так, что  у мусульман-кавказцев даже не возникало и мысли о создании исламского государства и «воссоединении» с исламским миром. Это было обусловлено государственной программой, направленной на повышение культурно-образовательного уровня народностей многонациональной страны посредством интегрирования «малых народов» в единую общность - «советский народ».
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
My Great Web page
2009-2018  © FALCOGROUP