Диагностический Департамент
3.3. Расхождение русской и кавказской культуры.

В ходе уравнительной национальной политики СССР. Значительные массы русского населения отрывались от мест своего  постоянного обитания, попадали в непривычную национальную среду, где оказывались в положении национальных меньшинств. Выходцы из России часто селились в городах (старых и новых), которые были  многонациональными. Это вело, с одной стороны, к усилению  интернациональных черт в жизни общества в целом, а с другой,- к известной денационализации русских, к утрате ими многих национальных традиций, культуры. В результате осуществленных в 1920- 1950-х гг. преобразований русский народ к моменту распада СССР по степени урбанизации заметно опередил многие другие народы . Русская нация стала самой «городской», «индустриальной».
В культурологическом смысле понятие «меньшинство» несет позитивный смысл, так как утверждает культурные ценности этноса, которые должны быть подтверждены в процессе диалога культур и тем или иным способом защищены. Это особенно важно по отношению к коренным малочисленным этносам, для защиты культурной самобытности которых принята Декларация ООН о правах коренных народов мира. Нормы защиты культурных прав установлены в Конституции РФ, в законах о языках, об образовании, о культуре народов республик, создающих правовые возможности для развития этнической идентичности.
В многокультурном российском обществе в условиях этноцентристского управления республиками «доминирующая» российская культура, столь важная для модернизации, приносится в жертву местной культурной специфике . Идеологическая болезнь 90-х годов привела к тому, что межнациональные отношения на СК стали интерпретироваться на всех уровнях власти как предмет манипуляции и торга между группировками «этнических чиновников и бизнесменов», «этнических мусульман и христиан». Эта политика не может не выделяться своей цивилизационной воинственностью и колониальным подтекстом. В своих наиболее агрессивных проявлениях она отличается лишь по форме от прямой конфронтации. Результат - распространение ислама и рост религиозности как форма самозащиты . Этот механизм в значительной мере и определяет собой содержание понятия «кавказская умма»: речь идет о реактивном чувстве принадлежности к угнетаемому меньшинству - чувстве, которое, похоже, не является устойчивым и теряет остроту после того, как минует очередной кризис.
Фанатичное стремление российских реформаторов любой ценой «европеизировать» и «американизировать» Россию  было как будто специально направлено на маргинализацию и ожесточение тех этнических и культурных групп, которые не вписывались в новые стандарты. По мере того, как российский правящий слой интуитивно ощущал собственное скатывание на периферию мировой системы по сравнению с советской эпохой - с экономической, военной и особенно с культурно-психологической точки зрения, - он пытался компенсировать это чувство неполноценности с помощью претензий на некое фундаментальное, «цивилизационное» превосходство по отношению к другим представителям глобальной периферии, в том числе и к народам СК .
Культурное пространство СК стало сегментироваться на: традиционного типа северо-кавказскую культуру (состоящую из многочисленных этнотрадиционных культур) и близкую к ней по ценностной системе исламскую; русскую национальную (включая казачью традиционную культуру), «советскую» и современную массовую западную культуру. Все они находятся в состоянии латентной и открытой конфликтности . Очевидна тенденция ослабления доминантной роли российской, светской культуры на СК и нарастания борьбы за замещение ее традиционной культурой, а также различными исламскими течениями.
Существует несколько основных причин развития процесса расхождения русской и северокавказской культуры: 1) историческое взаимодействие русского народа и кавказских этносов, лейтмотивом которого является идея необходимого материального возмещения со стороны государства утрат, понесенных кавказскими народами. (Здесь возникает оппозиция - сильный милитаризированный имперский (советский) центр и гордые, свободные, насильственно подчиненные, но не смирившиеся народы); 2) критическое отношение к современному российскому («демократическому») опыту строительства экономики в северокавказских республиках; 3) противопоставление повседневной, строго регламентированной культуры быта кавказцев и маргинального в культурном отношении, деградирующего русского населения». Усилия центральных российских телеканалов способствуют восприятию русских и их культурных ценностей как противоречащие фундаментальным основаниям культур северокавказских народов .
Показательным в отношении пункта №1 является признание известной правозащитницы Лидии Графовой, сделанное ей уже по итогам «чеченской правозащитной кампании» в середине 2000-х: «Мы виноваты перед русскими беженцами из Чечни. Мы - это в целом правозащитное движение. Именно с нашей подачи общественное сострадание замкнулось только на чеченцев. Это, наверное, заскок демократии - поддерживать меньшинство даже ценой дискриминации большинства... И я должна признаться - мы искренне считали, что должны отдавать предпочтение им перед русскими. Потому что чувствовали перед ними историческую вину за депортацию. Большинство правозащитников до сих пор придерживаются этого мнения. Лично у меня постепенно чувство вины перед русскими перевесило» .
Голландец Г. Хофстеде и француз Д. Боллинже выделили 4 параметра применительно к культурной организации:
- уровень иерархии  - степень неравенства людей, которая признается нормальной населением страны;
- стремление избежать неопределенности - та мера, в какой люди отдают предпочтение структурно организованным ситуациям перед структурно неорганизованными;
- индивидуализм - показатель того, в какой степени люди предпочитают действовать как отдельные личности, а не как члены организованных групп;
- степень «мужественности» - та мера, в какой «мужские ценности» (воинственность, дружба, агрессивность) преобладают над «женскими» (покой, умиротворение, неэкспансивность).
В этой классификации отчетливо видно полярность русской и кавказской культурой организации.
Необходимо признать, что в начале XXI в. русские, говоря о своей культуре, лишь вспоминают прошлое величие. Жестко регулируемый идеологизированный процесс развития советской интернациональной культуры оказывал унифицирующее влияние на традиционную культуру. У русского (славянского) населения русская и советская культура стали почти синонимами.
Русской культуры как таковой, по М. Я. Гефтеру, не существует. В действительности имеется  русскоязычная культура, «которая хотя и говорит по-русски... но в общем-то является космополитической культурой внутри России». «Культура, говорящая по-русски, сформировалась... не как выразитель отдельного этноса!» . «Существуют люди, именующие себя русскими. На самом деле они русские разного происхождения, смешанного - то ли в  результате этнического смешения типов, то ли - «русские татары», «русские эстонцы», «русские евреи» . Русская культура приобретает особое место в стране и в мире «благодаря своему космополитизму, любви к  различиям»  . Русские - это «суперэтнос, который, сжимаемый со всех сторон, уже не может превратиться в этнос, в нацию в обычном смысле этого слова» . «Дать русскому стать русским - значит сделать его человеком  лишь региональной цивилизации, высшие  достижения культуры возможны лишь у космополитических метисов» .
Интересен факт, полученный при исследовании культуры русских, проживающих в республиках. Как оказалось, они даже высказывают большее рвение в верности традициям, чувству долга перед родственниками, земляками. На отношения кавказцев к русским сильно влияет самоидентификация и самосознание самих русских: чем оно устойчивее, тем выше «степень уважения» кавказцев. На первый взгляд, это может показаться парадоксальным, поскольку всем известно почитание традиций кавказскими народами. С другой стороны, все вполне объяснимо. Так, большинство кавказцев негативно воспринимают либеральные тенденции российской культуры, начиная с эпохи перестройки. Значимо то, чего нет или то, что очень хочется иметь. Когда русские наблюдают, как чтятся и передаются кавказские традиции и обычаи, они задаются вопросом, а почему у нас не так?
Складывается противоречивая ситуация. С одной стороны, русские, чувствуя в чем-то свою ущемленность, хотят быть в статусе группы большинства. С другой стороны, чтобы повысить ощущение защищенности, когда на государство надеяться не приходится, они хотят иметь что-то вроде семейно-родовых объединений, которые существуют у кавказцев, чтобы эти кланы представляли их интересы (отсюда и значимость групповой этнической принадлежности). То есть, русские хотят получать «бонусы» и от статуса большинства, и от статуса меньшинства .
В значительной степени данное положение русских в республиках объясняется тем, что они там находятся в положении «второстепенного народа» как бы дважды: статус русского народа юридически не закреплен на федеральном уровне, а в национальных республиках русские являются «нетитульной нацией», приравниваются к национальным меньшинствам. И это несмотря на то, что в законопроекте «Об основах государственной политики в сфере межэтнических отношений в Российской Федерации» (закон так и не принят) четко сказано, что «представители русского народа не могут рассматриваться как национальные меньшинства на территории России» .
Русские вынуждены, дабы снять с себя социальное давление представителей титульных этносов, преимущественно исламского вероисповедания, мимикрировать под местное население - либо внешне, либо даже принимая ислам. Так, например, немногочисленное русское население, сохранившееся в Чечне, стремительно «чеченизируется», сообщает источник Северо-Кавказского новостного агентства в Грозном. «Я видел этих русских. Они очеченились. И больше на чеченцев похожи, чем сами чеченцы», - рассказал источник. Что же касается православных верующих, проживающих в столице республики, то, по словам источника, местный    православный  приход  насчитывает  не    более    20    человек.  «По праздникам, как они сами утверждают, собирается человек 50». По словам И. Табацковой, посетившей на пасху город Грозный (04.04.2010), «за исключением собственно празднования Пасхи, всю последующую пасхальную неделю православный храм Грозного был закрыт» .
Русской культуре бросают вызов и группы внутри России. Один из них исходит от тех переселенцев, кто отказывается ассимилироваться и продолжает оставаться, верен духовным ценностям, обычаям и культуре своих родных народов и передает их из поколения в поколение. Русские, как правило, либо не хотят ассимилировать мигрантов-кавказцев, либо наталкиваются на трудности, пытаясь сделать это, а степень, в которой определенные кавказские народы хотят ассимилироваться, остается неясной. Данный феномен наиболее заметен среди кавказцев - мусульман (только осетины на СК являются христианами).
На СК сегодня происходит протест к «русской массовой культуре», имеющей целенаправленное тиражирование «примитивных ценностей», с доминированием развлекательности. В силу более строгого воспитания кавказцы усваивают негативное отношение к употреблению спиртных напитков, к легким межполовым связям. Например, «алкоголь» трансформируется в кавказском общественном сознании в неизбежный атрибут обычаев, традиций, правил хорошего тона русских. Но протест сформирован не только в сфере массовой культуры, так Заводской суд города Грозного принял решение об изъятии 58-го тома Большой энциклопедии, выпущенного издательством «Терра», в которой, по его мнению, содержится экстремистская статья о Чеченской Республике и чеченцах (06.04.2010). Судебное разбирательство было инициировано уполномоченным по правам человека в Чеченской Республике Н. Нухажиевым совместно с прокуратурой республики по факту публикации в 58-м томе материалов, искажающих историю Чечни и носящих клеветнический характер, сообщает «РБК» со ссылкой на пресс-службу чеченского омбудсмена.
В качестве экспертов на заседании суда выступили сотрудники Академии наук Чечни и ученые-историки. Они называли материал Большой энциклопедии о чеченском народе «провокационным», «оскорбительным», «идеологизированным», содержащим «односторонне интерпретируемые исторические и современные факты истории», что, по мнению экспертов, «навязывает читателю античеченские настроения, способствует разжиганию межнациональной розни в России».
По словам адвоката Мурада Мусаева, представлявшего сторону истца, чеченцы представлены в материале энциклопедии, как «кровожадные варвары, способные лишь на разбой и бандитизм» и при этом ни слова не сказано о «героических подвигах чеченцев, защищавших Россию». Сторона ответчика на заседание суда не явилась, несмотря на извещение. В дальнейшем решение суда будет направлено в Министерство юстиции России для включения 58-го тома Большой энциклопедии в федеральный список экстремистских материалов. В аппарате омбудсмена рассчитывают, что данный пример «подтолкнет к началу судебных процессов и по другим опубликованным материалам, оскорбляющим честь и достоинство чеченского народа и разжигающим межнациональную вражду».
Как объясняет ситуацию один из ведущих специалистов-востоковедов, Алексей Малашенко, «в плане историко-философском противостояние двух социокультурных систем (русской и чеченской), их взаимное и постоянное отторжение неизбежно. Не было мира в Чечне ни при одной из политических систем... Чечня, похоже, всегда будет разительно отличаться от Смоленской области или Приморского края. И поэтому когда-нибудь она обретет свою независимость, и, дай Бог, чтобы на границах у России было одним дружественным государством больше» . Русские были тем звеном, которое интегрировало народы в единое социокультурное пространство Российской Империи и СССР,  привнося  на этническую переферию  новые  государственно-правовые  нормы  и  ориентиры.
Современные этнокультурные процессы на СК характеризуются неустойчивостью, противоречивостью взаимодействия традиционалистской, фундаменталистской и модернизационной альтернатив. Это может стать культурной легитимацией, как ослабления, так и укрепления позиций РФ на своих южных рубежах в условиях вызовов глобализации и геополитических трансформаций.
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
My Great Web page
2009-2018  © FALCOGROUP