Диагностический Департамент
4.4. Религия и российская армия.

Газета «Аргументы Недели»  поместила на данную тему заметку, в которой сообщается следующее: «Ультраортодоксальная хасидская Федерация еврейских общин России (ФЕОР) назначила первого «военного раввина» - гражданина Израиля Аарона Гуревича. Появлению первого раввина в Российской армии предшествовала встреча первого зампреда Правительства РФ Д. Медведева с руководством ФЕОР и одним из двух главных раввинов России Б. Лазаром (по версии ФЕОР). В Русской православной церкви, безусловно, на это отреагировали критически.
На сайте Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами  тут же появилось интервью главного военного священника РПЦ отца Михаила (Васильева). Он жаловался на то, что в Израиле православные военнослужащие лишены возможности регулярно общаться со священниками. Более того, к ним будто бы регулярно приходят раввины и склоняют сделать обрезание, перейдя в иудаизм. Со слов А. Гуревича: «…в Российской армии 40 тысяч иудеев, некоторые из солдат и офицеров еще не осознали своей принадлежности к еврейскому народу. Я пытаюсь помочь им почувствовать себя евреями».
Результаты многих приводимых в настоящее время социологических исследований и прогнозов, посвященных изучению демографической ситуации в России, сходятся в том, что в России происходит стремительный рост мусульманского народонаселения. Ислам проникает во многие сферы социальной и политической жизни страны, не стала исключением и армия: с началом демократизации общества, большей свободы в отправлении религиозных культов солдаты и офицеры стали открыто говорить о своей приверженности к исламу . Наличие в составе РФ значительных по численности населения мусульманских анклавов, влияние на них соседних мусульманских государств способствовали усилению исламского компонента и в военной политике РФ . Вопросы духовно-нравственного воспитания в школе и армии находятся под самым пристальным вниманием духовных лидеров России.
В резиденции Президента России в Барвихе 21 июля 2009 года состоялась встреча Президента  Д.А. Медведева с  лидерами религиозных традиций России. Темой пристального внимания руководителя страны стали вопросы преподавания в школах основ религиозной культуры и светской этики и введения в Вооруженных силах РФ института воинских и флотских священнослужителей. Исламофобия в определенной мере присутствует в российской армии. Она усугубляется еще и тем, что часть российских политиков и идеологов при определении конфессиональной природы российской государственности делают акцент на православии. Лидеры русских националистов призывают к созданию воинских частей на этнической основе, к формированию православной армии . В то же время в выступлениях некоторых мусульманских политических и духовных лидеров Россия рассматривается как враждебная исламу имперская сила. И то, и другое угрожает внутренней стабильности страны, сплоченности и управляемости ее вооруженных сил. Очевидно, что проблема «ислам и российская армия» делается все более актуальной и политизированной.
В обозначенной выше встрече председатель Совета муфтиев России муфтий шейх Равиль Гайнутдин выразил всецелую поддержку усилиям государства во имя укрепления обороноспособности армии, а также его усилиям по духовно-нравственному воспитанию военнослужащих и подрастающего поколения: «Уверены,  взаимодействуя с Министерством обороны, мы сможем создать ту модель института военных священнослужителей, которая будет отвечать интересам государства и общества. Надеемся, что в случае введения в российской армии института военных священнослужителей будут защищены права на свободу вероисповедания, не будут ущемлены их религиозные чувства и не будет забыто то, что в армии служат солдаты разных национальностей и вероисповеданий» .
По словам Валиуллы хазрата Якупова , «в последние годы происходит увеличение религиозности населения, и среди призывной молодежи растет число верующих граждан, на практике исполняющих обряды и предписания. Как известно, ислам относится с одобрением к военной службе, ДУМ РТ в своей каждодневной деятельности призывает молодежь к службе в рядах вооруженных сил и защите собственного Отечества. В то же время в СМИ и в общении с отслужившими призывной срок военнослужащими муссируются факты проявлений неуставных отношений, ущемления прав лиц, открыто практикующих проведение религиозных богопоклонений» .
«Изменение подходов к комплектованию при попустительстве отдельных командиров приводит к тому, что военнослужащие различных этнических групп пытаются навязать свои порядки в воинских коллективах», - заявил главный военный прокурор РФ Сергей Фридинский в ходе координационного совещания ведомств в марте 2011.
По данным, растиражированным по многочисленным сайтам , за первые два месяца 2011г. в Вооруженных силах (ВС) России было зарегистрировано 500 насильственных преступлений, в результате которых более 20 военнослужащих получили тяжкие увечья, а двое - погибли. В минувшем 2010г. каждое десятое преступление было совершено из корыстных мотивов, а число вымогательств по сравнению с 2009г. выросло почти в 1,5 раза. Наиболее неблагоприятная ситуация сложилась в вооруженных частях Центрального военного округа, где количество зафиксированных неуставных отношений выросло в два раза. С. Фридинский указал на опасный рост числа суицидов в рядах военнослужащих.
Первые годы после распада Советского Союза офицерский состав в массе своей еще не видел каких-либо проблем, связанных с исламом. На то имелись определенные объективные основания - с одной стороны, среднеазиатские республики и Азербайджан вышли из состава СССР, с другой, был распространен принцип комплектования войск, в соответствии с которым многие призывники служили недалеко от дома. По этим причинам лишь в отдельных военных округах офицерам приходилось работать с воинами, исповедующими ислам.
Однако к концу 1994 года, и особенно в связи с началом боевых действий в Чечне, ситуация заметно изменилась. Вопрос «исламский фактор и армия» и - шире - «ислам и силовые структуры» стал осознаваться как остроактуальный, о чем свидетельствует факт его отражения в произведениях массовой литературы. Так, автор детективного жанра Чингиз Абдуллаев в романе «Альтернатива для грешников» изобразил ситуацию, в которой сотрудники одного из московских отрядов милиции особого назначения, стремясь задержать преступника, едва не врываются в мечеть. Поскольку это «могло привести к нежелательным инцидентам в Москве», руководство спецназа «приказало ввести во все наши подразделения хотя бы одного мусульманина. В случае необходимости он может, сняв обувь, входить в мечеть и разговаривать с людьми, не оскорбляя чувств верующих» .
В середине 90-х годов в Военной академии РВСН им. Ф. Э. Дзержинского была разработана методика по использованию адаптивных психотехник при работе с «мусульманами». Ее авторы опирались на опыт психоконфессионального воздействия в мечетях Москвы  (прежде всего - в Соборной мечети), Рязани, Уфы, Перми. Важно подчеркнуть, что был принят позитивный подход к исламу и мусульманам. Исследователи отмечали, что «отечественное исламоведение и в первую очередь публицистика на исламские темы, ориентированные в целом на политическую конъюнктуру, сформировали в нашем обществе одностороннее, негативное отношение к теории и практике ислама». Они особо подчеркивали, что «сегодня роль ислама и традиционализма - необходимое для жизни культуры участие прошлого в настоящем, участие страшное, со всей силой самостоятельной реальности превращающее память о прошлом в воображение будущего» .
Научные разработки требовали не только знания исламской традиции, истории мусульманских народов, но и привлечения большого пласта методик психологического воздействия на индивидуума (достаточно широко используемых спецслужбами), в том числе трансовых, методик нейролингвистического программирования и недирективного гипноза . Подчеркивалась важность «съема» невербальной информации, правильного ее интерпретирования, учета особенностей жестикуляции, мимики «глазных сигналов доступа». Все это, указывалось в упомянутой выше методической разработке, «дает достаточно информации для выработки стратегии первой беседы».
На следующем этапе следовало сделать акцент на вербальной проверке полученной ранее невербальной информации. Далее, путем постепенного подбора схожих требований, предъявляемых к верующему основополагающими традициями ислама, а к военнослужащему - уставами Вооруженных Сил РФ, в сознании призывника должно осуществляться ассоциирование внутриармейских отношений с нормами шариата . Целесообразны также попытки совмещения в сознании военнослужащего представления о махалле  с представлением о воинском коллективе (подразделении, части), в котором предстоит проходить службу.
Разработчики Военной академии считают, что решение этих задач позволит адаптировать призывников из мусульманских регионов в новую армейскую среду, более успешно проводить профилактику формирования микрогрупп по принципу землячества, а соответственно - и эффективнее противостоять «нравственно-искаженным оценкам, ложным традициям, неуставным взаимоотношениям»  .
На 2011 г. российские военнослужащие, которые относят себя к верующим, распределяются по разным конфессиональным группам следующим образом: 75% - православные; 12% - мусульмане (что примерно соответствует удельному весу населения мусульманских регионов во всем населении Российской Федерации); по 1,5% приходится на буддистов, католиков и баптистов. Сравнительно незначительное количество военнослужащих придерживалось других вероучений, в том числе «нетрадиционных». Среди татар и башкир - призывников из Поволжья - заявляли, что исповедуют ислам, 43%, среди представителей северокавказских народов - 61%. Многие из них отождествляли ислам с понятиями «национальное», «народное». В связи с этим социологи Министерства обороны отмечают: «Что касается представителей мусульманского вероисповедания, то их понимание религии базируется преимущественно на национальной традиции, тесном проникновении религиозных норм в быт и жизнь народов» .
В отличие от мусульман, у военнослужащих, исповедующих православие, религиозные ценности определены более схоластично и включают в себя элементы других религий, приметы и суеверия. Одновременно в качестве основных побудительных мотивов обращения к вере приверженцы православия называли поиск смысла жизни, перенесенное личное несчастье, стремление обрести внутреннюю уверенность, надежду на благоприятный исход в тяжелой жизненной ситуации. Напротив, у мусульман, как указывалось выше, обращение к вере в большей степени связано не с индивидуальным выбором, толчок к которому дают какие-то обстоятельства взрослой жизни, а с традиционным семейным воспитанием.
Офицерскому корпусу, почти целиком укомплектованному славянами, трудно предотвратить межнациональную неприязнь и даже межнациональные столкновения в воинской среде . Ибо многие командиры очень слабо знают особенности национальной психологии, традиций и обычаев военнослужащих, призванных с национальных окраин. Это приводило и приводит к грубому попранию как командирами, так и сослуживцами особенностей национальной психологии, традиций, обычаев и культуры воинов неславянских национальностей, лишает последних возможности полностью удовлетворять свои национально-бытовые потребности.
К такому выводу пришли военные социологи, анализировавшие состояние советской/российской армии. Но и многие из офицеров в сами осознают, что их подготовка для работы в многонациональных и поликонфессиональных коллективах недостаточна. Они отмечают, в частности, полное незнание мусульманской специфики. В большинстве частей и соединений офицерской состав не владеет необходимыми формами и методами работы с военнослужащими разных национальностей. Одной из главных причин - отсутствие внимания к проблеме межнациональных и межконфессиональных отношений в военно-учебных заведениях.
Недоучет, тем более игнорирование исламского фактора, в любом его аспекте, при выработке и реализации военной политики и политики национальной безопасности России может привести к серьезным разногласиям среди различных групп населения, расколу в обществе и серьезному падению боеспособности российской армии.
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
My Great Web page
2009-2018  © FALCOGROUP