Диагностический Департамент
5.5. Явление стериотипизации в психологии конфликта.

Наиболее важную роль в межнациональных отношениях играют стереотипы - упрощенные, схематизированные образы, характеризующиеся высокой степенью категоричности индивидуальных представлений.
Этноцентризм как чувство принадлежности к определенной человеческой группе всегда содержал в себе сознание превосходства своей группы над остальными. Идея превосходства своих обычаев, традиций, богов над чужими наблюдается к  каждого народного эпоса, в его сказаниях, легендах. Этнические стереотипы ограничивают сферу общения между российскими национальностями, вызывают настороженность с обеих сторон, мешают установлению более близких, интимных человеческих отношений, совместных браков. Отчужденность же в свою очередь затрудняет контакты и порождает новые недоразумения, вплоть до конфликтов.
Располагая соответствующими средствами, можно установить наличие в памяти представителя каждой кавказской национальности определенные стереотипы и изучить их характер. Во-первых, стереотипы - это общественное явление, и как психологический феномен, характерны конкретному народу, т.е. чтобы понять их истоки и механизмы существования, нужно исследовать сегодняшнею психику каждой кавказской национальности. Во-вторых, применить так называемое двойное наблюдение - это наблюдение поведения в родной этнической и в противоположной культуре .
Стереотипы начинают формироваться в детстве. В мононациональных республиках стереотип русского складывается из вторичных источников (родители, телевидение), а не из непосредственного опыта. Россия уже имеет целое поколение чеченцев, ингушей и дагестанцев, выросших без непосредственного контакта с русскими (кроме военных) и не редко воспитанных в традициях Кавказской войны, т.е. основные глубинные стереотипы формируются как результат ранней социализации путем наблюдения за поведением окружающих. Ярким примером служит качественный состав чеченских боевиков: большинство из них были выходцами из так называемых «чистых» горных тейпов, при этом чеченцы из надтеречных районов в боевых действия участие практически не принимали .   
Основным свойством национальных стереотипов считается устойчивость, и даже ригидность к новой информации - практически тождественные по смыслу качества оцениваются по-разному в зависимости от того, приписываются ли они своей или чужой нации. Люди выбирают позитивный ярлык, когда описывают черту, присущую «своим», и негативный ярлык - при описании той же черты «чужим»: русские воспринимают себя как добросердечных и со свободными взглядами, а чеченцы считают их рабами и проститутками. И наоборот - чеченцы полагают, что им присущи храбрость и чувство достоинства, а русские называют их  «зверями». Чеченцы и русские уверены, что их враждебное отношение друг другу вполне естественно, так как вызвано не только исторической памятью, но и отрицательными качествами и поведением. Свои рассуждения они нередко подкрепляют фактами из личного общения с людьми данной национальности: «Знаю я этих чеченцев (русских). Был у нас один такой «баран» («быдло»), легче убить его, чем объяснить что-то...».
Иной стереотип у русских складывается там, где кавказцы предстают как соперники в силе и в сопротивлении. Чем опаснее соперник - тем большую враждебность он вызывает. Не случайно наиболее устойчивые и сильные предубеждения существуют к тем этническим группам, которые в силу особенностей исторического развития были в определенные периоды наиболее опасными соперниками . Особенно характерно в этом смысле отношение к чеченцам. Постепенное развитие отношений русских и чеченцев было объективной закономерностью, которая не зависела от чьей-либо злой и доброй воли. Но процесс этот был весьма болезненным. На протяжении длительного периода российской истории чеченцы олицетворяли «народ, не поддающийся воспитанию» . Если северные народы русские наделяют чертами наивности, интеллектуальной неполноценности, то стереотип чеченца такими качествами, как: агрессивность, безжалостность, жестокость, хитрость, лицемерие, бесчеловечность, но и храбрость, достоинство и гордость. Им не отказывают в умственных способностях, наоборот, эти способности часто преувеличивают. Страх перед чеченцем побуждает переоценивать его опасность, - «они очень коварны». При высокой степени предубежденности национальная принадлежность становится решающим психологическим фактором, как для чеченцев, так и для русских. Внимание начинают обращать, прежде всего, с национальной принадлежности, все остальные качества человека кажутся второстепенными .
Немаловажно и отношение к собственной национальности, за последние двадцать лет оно изменилось прямо противоположно на СК. Преобладание в целом чувства стыда над чувством гордости отражает рост среди русских процессов отчуждения от своей этнической группы. Сегодня русские против любой кавказской национальности выдвигаются одно и то же стандартное мнение - «эти кавказцы обнаруживают слишком высокую степень групповой солидарности, они всегда поддерживают друг друга, а мы (русские) - нет» . Малые по количеству национальности, тем более проживающие компактно, всегда обнаруживают более высокую степень сплоченности, чем большие нации и ни с какими специфическими психическими или национальными особенностями это не связано. Именно здесь  находится корень сопротивления к ассимиляции со стороны русских.  Предубеждение русских создает у кавказцев острое ощущение своей исключительности, своего превосходства . И это, естественно, сближает их, заставляет больше держаться друг за друга.
В результате к миллионам людей «кавказской внешности», независимо от их гражданства и национальности, прилепился расистский по сути клеймо-стериотип - «черные», который имеет мало общего с цветом их кожи, но зато характеризует состояние умов в подвергшемся социокультурной демодернизации постсоветском обществе. К «черным» сегодня приписаны и многие иностранцы из «дальнего зарубежья» - в основном из тех государств,  которые являются непередовыми (арабы, африканцы), но в эту же категорию с неизбежностью попадают и темнокожие граждане западных стран. Независимо от их национальной или религиозной принадлежности, «черные» систематически служат объектом организованных нападений скинхедов, что нередко заканчивается гибелью пострадавших. Характерна при этом показная беспомощность властей и стражей порядка, которые, со своей стороны, не упускают возможности «поприжать» инородцев . Учитывая жесткий контроль силовых ведомств за любыми попытками несанкционированных выступлений и отсутствие «улицы» в качестве самостоятельного политического фактора в сегодняшней России, вопрос о степени причастности отдельных российских властей к действиям скинхедов представляется вполне обоснованным. Что же до «этнических мусульман» Поволжья, то, хотя они и не испытывают на себе такого же пренебрежения и враждебности, как их южные собратья по вере, тем не менее их фактически маргинальный статус определяется господством европоцентричной и проатлантической риторики .
Другим примером глубинных стереотипов в рамках межнациональных - являются сексуальные стереотипы. Кавказские мужчины  никогда не смеют признаться себе в том, что их женщины, как и русские, ведут себя также, вне сдерживающих факторов. Но свои подавленные сексуальные импульсы, в виду жесткости традиций, они бессознательно проецирует на русских, и им кажется, что последние - «развязанные и проститутки». Таким образом, получая возможность «смаковать» чужое плохое поведение, не понимая, что в действительности речь идет об их собственных проблемах. Доказательство этому служит развязанное поведение самих кавказских мужчин с русскими женщинами. Люди, которые особенно бдительно следят за чужой нравственностью, подозревая всех остальных в чем-то плохом, часто лишь приписывают другим то, что они сами хотели бы сделать, но не смеют в этом признаться.
Этот взгляд отчасти подтверждается данными двух чеченских кампаний. Расправы над русскими военными, иногда носили явно садистский характер, причем не в переносном, а в буквальном смысле этого слова - надругательства над трупами, засовывание в рот отрубленных половых органов . Эти факты приводят к выводу, что здесь действительно налицо проекция: ненависть служит социально приемлемым каналом выражения болезненной и противоречащей общественной морали сексуальности; психологически - в приписывании собственных стремлений русским, физически - в садистских расправах над ними. Если рассматривать картину с обеих сторон, то, в отличие от чеченских националистов, русские  больше «получали удовольствие» при жизненных издевательствах: заставляли есть свиное сало, становиться на колени и просить прощение, ползти по коридору, испачканному испражнениями, т.е. старались унизить достоинство - «поломать гордыню» . Здесь также на лицо явление проекции.
В период войны особо эффектными выглядели массмедийные демонстрации храбрости и щедрости чеченцев, когда они выпускали из плена офицеров и солдат федеральной армии. Особенно театрально-драматично выглядело это действие, когда совершалось в присутствии солдатских матерей. Собственно само движение возникло по причине установки на демонстрационный эффект освобождения. Последующие события в Чечне показали сохранившуюся поведенческую модель жестокого отношения к человеку, особенно к вооруженному противнику и даже не лично противнику (например, убийство дагестанских и ставропольских милиционеров, расстрел пленников, калечение заложников), а показательно-демонстрационную (вполне может быть искреннюю) установку на прощение противника в наиболее унизительной форме.
Таким образом, подобные примеры показывают какую роль играют глубинные стереотипы в балансе межнациональных отношений, что они оказываются чем-то базовым - если конфликт сознания и бессознательного неустраним и человек вынужден на кого-то проецировать подавленные стремления, то это будет, прежде всего, исторически обусловленный враждебный народ. Нелепо думать, что все русские и кавказцы - скрытые убежденные националисты. Большинство просто принимает свое национальное превосходство друг над другом как нечто естественное, не задумываясь над этой нелепостью. Существуют и те, кто понимает тупиковость данного положения, но не смеют открыто сказать о необходимости интеграции.
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
My Great Web page
2009-2018  © FALCOGROUP