Диагностический Департамент
6.1. Общая характеристика конфликтной картины.

Государственные и общественные деятели пытаются найти корни конфликтов СК в культурных основах , в демократических преобразованиях , которые привели к ослаблению государственных структур, в экономических трудностях , в эгоизме местных элит , в пособничестве иностранным спецслужбам , исламским международным организациям  и т. д. Действительно многие из названных явлений способствовали радикализации, однако они вряд ли могут быть основными причинами. Возрождение этнического национализма и сопутствующих ему конфликтов на СК все же является объективным и закономерным процессом, обусловленным самой природой северокавказских наций, ведь периоды активизации конфликтов были не только на волне перестройки. Даже в условиях советской власти, жестко подавлявшей любые проявления несогласия и инакомыслия, в автономиях существовали подпольные и полуподпольные (замаскированные коммунистической фразеологией) национальные течения. Время от времени внешнее благополучие межнациональных отношений потрясали массовые выступления и акции протеста .
Нарастающие признаки гражданской, партизанско-диверсионной и криминально-террористической войн, все чаще возникающие многочисленные межнациональные конфликты говорят о возможном конфликтном сценарии развития ситуации на СК. Антиконфликтные (контртеррористические) мероприятия уже давно стали магистральным направлением жизнедеятельности кавказского общества. Задачи сохранения безопасности в российском обществе требуют постоянной работы по изучению природы конфликтов между представителями различных этнических и религиозных групп, их влияния на социальную и экономическую жизнь СК, а также поиска путей их преодоления.
Периодами наведения порядка (конституционального) на СК выглядит как насильственное управление, совершающееся заведомо против воли части народа воздействия и наносят ему ущерб (материальный, моральный или психологический). Безусловно, Центр, имея право распоряжаться подчиненным субъектами, присваивает себе и право распоряжаться самоопределением народов. Это может проявляться в разных формах: в подавлении или прямом доминировании, в манипулировании, в унижении - явном и грубом или утонченном и завуалированном. В известной степени мягкое принуждение (усиление непосредственно подчиненных Центру региональных правоохранительных структур) лучше, чем грубое наведение порядка (военные компании). Но основная проблема - этническая гиперидентичность - при этом не решается, а лишь загоняется в глубь сознания.
При сложившейся ситуации на СК противостояние носит в основном завуалированной характер с редкими и мелкими протестами, но увеличивающими психологическими преимуществами сепарации, а, зная психологию народов СК при любом маломальском конфликте, он спускается на личностный уровень. Сейчас объективная конфликтная ситуация осознана, и даже случайные события из-за присущей кавказским народам эмоциональности, а порой и иррациональности, могут привести к конфликтному взаимодействию. Центру личностный уровень конфликта как намного труднее распознать, так и труднее будет разрешить бескровно, поскольку в скором времени он осложнится «борьбой с самим собой» - с усиленными и уже не подчиненными ему местными силовыми структурами.
Конфликты на СК не возникают неожиданно, а вызревают в течение длительного времени . Причины, ведущие к ним, многообразны, а их сочетание в каждом конкретном случае особое. Для удобства можно обобщить и выбрать три основных фактора возникновения конфликта:
1) завышенное (акцентуированное) национальное и \ или религиозное самосознание, что катализирует этноцентрические и религиоцентрические устремления (идентичности);
2) наличие в обществе «критической» массы проблем, чаще социальных;
3) наличие сил, способных использовать в борьбе за власть два первых фактора.
СК уже длительное время  находится в состоянии острой нестабильности, которая создается под давлением извне и при наличии внутрикавказских влиятельных сил, также заинтересованных в дестабилизации. В массах имеется общее ощущение в скором будущем новой «военной компании». В сводках чрезвычайных происшествий лидирует Ингушетия, Дагестан, Чеченская Республика. Локализовать распространение агрессивного потенциала не удается, более того, проводимые операционные действие усиливают недовольство населения, создавая питательную среду для пополнения джамаатов. Особенно настораживает резкий рост  террористической активности, не связанной с лидерами чеченского подполья, что свидетельствует о неостанавливающейся идеологической борьбе, актуализирующей националистические и религиозные идеи.
Значительная часть национальных движений СК превращается в организации, активно пропагандирующие идеи сепаратизма и построения независимого исламского государства на территории республик . Невидимые процессы объединения набирают силу. Да и сами джамааты за последние годы сильно изменились - на смену боевикам приходят региональные интеллектуалы. Вместе с тем имеются существенные ограничения на использование силы, даже внутри страны. Только стоит превысить порог силового воздействия (участие частей регулярной армии), сразу информация выходит на международный уровень. И вновь, чтоб оправдать применение открытых и категоричных действий, придется применять и контрмеры - усугубить внутренний кавказский раскол и способствовать разрозненности, если нужно между отдельными народами, если нужно внутри одного народа.
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
My Great Web page
2009-2018  © FALCOGROUP