Диагностический Департамент
6.3.2. Межнациональные конфликты.
Межнациональные трения существовали и будут существовать до тех пор, пока сохраняются национальные различия. Методы профилактики и борьбы с межнациональными конфликтами зависят от государственного строя. Если государство демократическое, то возникающие в нем конфликты сопровождаются структурными изменениями самой политической системы государства, а если авторитарное - усилением репрессий и зажимом общественных движений, что приводит к новым узлам напряженности .
Многонациональное общество изначально менее стабильно и больше подвержено межнациональным конфликтам, чем этнически однородное общество. Суть национального вопроса в демократическом обществе сводится к тому, как сохранить баланс интересов всех наций и народностей, проживающих на всей территории государстве. Однако, зачастую с помощью интернета (в особенности блогосферы) даже те происшествия, которые не рассматриваются изначально, как межэтнические противоречия, начинают затем интерпретировать, как проявления пресловутого «национального вопроса».
Межнациональные конфликты для удобства анализа можно разделить по территориальному признаку:
- внереспубликанские (Ставропольский и Краснодарский край, Астраханская, Волгоградская и Ростовская область), чаще всего стороны конфликта - представители местного (русскоязычного) населения и диаспор, либо конфликт между представителями кавказских народов.
- внутриреспубликанские (Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия) - в большинстве своем конфликтуемыми сторонами являются коренные народы.
Помимо деления межнациональных конфликтов СК по территориальному признаку и качеству этнических границ можно использовать и смешанное деление:
1) государственно-правовые, в основе которых лежит правовое неравенство нации, когда отдельные нации не имеют собственной государственности или сильно лимитированы в этих своих потребностях. Примерами могут служить осетинско-грузинский конфликт;
2) этнотерриториальные конфликты связаны с претензией на одну территорию нескольких национальных субъектов. Острые конфликты такого рода порождены порочной советской практикой перекраивания исторически сложившихся границ расселения этносов. Чрезвычайно остро они протекали в местах насильственного переселения депортированных народов. Это большинство конфликтов СК: осетино-ингушский, чечено-дагестанский; кабардино-балкарский и др.
3) этнодемографические конфликты связаны с резким ростом популяции определенного этноса (как правило, нетитульного), в результате чего появляется чувство ущербности у коренного населения. Например, современная ситуация в Краснодарском крае характеризуется существенным приростом популяции армянского населения.
Внереспубликанские конфликты.
В последнее время в общественное сознание уже начинает постепенно проникать мысль о том, что оценка происшествий, подобных конфликтам в Кондопоге , в детском лагере «Дон»  и на Манежной площади , не могут оставаться на уровне газетной заметки. Необходимость более углубленного, аналитического рассмотрения такого рода событий осознается все большим числом людей, как во властных структурах, так и в широкой общественности. Трагические события получают большой резонанс за тысячи километров от места совершения и географические масштабы и интенсивность этнического конфликта не могут быть преувеличены.
К сожалению, приходится констатировать, что данные инциденты отнюдь не случайные и не частные эпизоды, а лишь этап в развитии некоего глобального процесса. В течение нескольких лет на территории РФ имел место целый ряд точно таких же конфликтов, развивавшихся по стандартной схеме, в частности эпизоды в Сальске и Харагуне. Случай в Ставрополе, когда в драке между местными и приезжими с Кавказа были убиты два местных студента. Общественность подняла волну негодования, что чуть не привела к массовым погромам кавказцев. Хотя преступление прокуратурой было квалифицированно как совершенное на бытовой почве, от этого угроза межнациональным отношениям меньше не стала -  как доказательство последующий теракт в Ставрополе перед выступлением ансамбля «Вайнах» (2010 г.). Официальные лица не стали широко  обнародовать тему напряженности отношений русских и кавказцев, тем более что для обвинения во всем и всегда есть ваххабиты и Имарат Кавказ.
Вот, например, некоторые из межнациональных конфликтов в Астраханской области (2004-2008) :
• с. Буруны. Массовые столкновения даргинцев и калмыков, 4 мая, 1 августа 2004 г. В октябре 2004 г. в пос. Астраханский, с. Буруны соседнего Наримановского района снова конфликт между калмыками и даргинцами - футбольные фанаты команд «Анжи» из Махачкалы и элистинского «Уралана» после телетрансляции матча между ними.
• с. Яндыки. Конфликты между даргинцами и калмыками, 26 августа 2004 г.
• с. Зензели. Лиманского района. Прямо на «Уразу-Байрам», из-за невозвращенного долга поспорили калмык и татарин с двумя чеченцами, имевшими оружие, что в итоге привело к человеческим жертвам.,14 ноября 2004 г.
• с. Яндыки. Массовые столкновения между чеченцами с одной стороны и калмыками и русскими - с другой, 23-28 февраля, 15-18 августа 2005 г.
• пос. Верхний Баскунчак. Конфликты между чеченцами и казахами, 5 июня 2004 г.
• о. Маячный. Массовые столкновения между русскими и дагестанцами, 13 июля 2008 г. и др.
В словаре «Национальные отношения» межнациональный конфликт определяется как «одна из форм отношений между национальными общностями, характеризующаяся состоянием взаимных претензий, имеющая тенденцию к нарастанию противостояния вплоть до вооруженных столкновений, открытых войн .
Общим постулатом межнациональных конфликтов является определение качества этнических границ:
- выраженная - связана со снижением этнической толерантности и накладывает ограничение на межэтническое взаимодействие;
- сглаженная, предполагающая наличие контактных зон межэтнического взаимодействия и консенсуса по поводу базовых ценностей, формирует зону «согласия».
- размытая, характеризует ассимиляцию и исчезновение культурных отличий.
Эта же классификация границ используется и при обозначении подвидов диаспор. Когда конфликтующие индивиды принадлежат к одной и той же этнической группе, конфликт остается частным, но если эти люди принадлежат к разным национальностям, конфликтная ситуация нередко переходит к эскалации. Межнациональные конфликты проходят через этапы усиления, всплеска, сдерживания, временного прекращения и, изредка, разрешения. Эти процессы обычно последовательны, но часто они накладываются один на другой и могут повторяться. Межнациональные конфликты на СК по определению являются локальными, но имеющими широкие связи, и значит, они актуализируют различные идентичности участников конфликта. В основе конфликтов, в свою очередь, лежат географическая близость, различные религии и культуры, разные социальные структуры и разная историческая память двух национальных обществ. Толчком к межнациональному конфликту могут стать как общие, так и совершенно конкретные, «ситуативные» причины, характерные для того или иного района или республики.
Внутриреспубликанские конфликты.
Симптомом и катализатором конфликтов и кризисов чаще были с начала 90-х годов мигранты, беженцы и вынужденные переселенцы в регионе. Наряду с ростом напряженности, исходным пунктом этого процесса был изданный в 1991 г закон РФ «О реабилитации репрессированных народов» , который оказал на СК неоднозначное воздействие, поскольку у депортированных после их реабилитации и восстановления территориальных единиц остались неудовлетворенными претензии по поводу «территориальной реабилитации». Закон стимулировал спонтанное возвращение упомянутых групп населения в спорные регионы, порождая тем самым многочисленные межэтнические конфликты.
Межнациональные конфликты, как правило, имеют две формы существования: эскалация и ремиссия (прекращение хотя бы на время). В моменты обострения конфликта стороны банально полагают, что их уже ничто не может примирить. Но история свидетельствует не только о конфликтности и противостоянии этнических общностей, но и о сотрудничестве и сплочении, при появлении общих целей или угрозы общему существованию . Ремиссия в свою очередь подразделяется на стойкую и нестойкую (ажитированную).
Наступление ремиссии на СК обычно зависит от двух факторов:
1) истощение конфликтующих народов (высокое число людских потерь, значительное число беженцев,   большие разрушения). Радикалы по обе стороны становятся не способными стимулировать межнациональную рознь. Возникает потребность начать переговоры и достигается некая разновидность соглашения для приостановки кровопролития.
2) вовлеченность российского Центра (силовых структур), заинтересованного в урегулировании и обладающим значительным физическим потенциалом, чтобы свести вместе воюющие стороны.
Межнациональный конфликт почти никогда не удается остановить непосредственными переговорами между одними только воюющими народами. Для конфликтующих кавказских народов чрезвычайно сложно сесть за стол переговоров и начать продуктивное обсуждение с тем, чтобы рассчитывать на какую-то форму прекращения огня - слишком великая «стоимость» на Кавказе какой-либо обиды, где до сих пор в силе закон кровной мести . Обычно в качестве первого шага по урегулированию конфликта, Центр выдвигает требование, чтобы конфликтующие сложили оружие. Он же, вполне естественно, оказывает противодействие и привлечению участников извне, поскольку конфликт рассматривается как сугубо внутренняя проблема, связанная с «преступными элементами». Характеристика происходящего, как внутреннего дела России, служит для мирового сообщества указанием -  «держаться в стороне», даже если идет масштабная гуманитарная катастрофа.
Дагестан является бесспорным лидером межнациональных конфликтов. На его подробном примере можно проследить всю сложность внутрикавказского конфликтного узла. Межэтническая конфликтность простирается от высших эшелонов светской и религиозной власти до обыкновенных поселковых спортивных клубах по вольной борьбе. 
В современном исламском возрождении, в переориентации Дагестана на мусульманский Восток немалую роль играют не только местные религиозные традиции, но и наследие российско-советского времени. Недаром это движение более всего охватило центральные и северо-западные районы гор и предгорий Дагестана, где советская политика «национальной консолидации», последовательно проводившаяся в 30-80-е годы, дала наибольшие результаты. Как известно, она привела к слиянию 13 малочисленных горских андо-цезских народов и арчинцев с родственными им аварцами, превратившимися таким образом в крупнейшую «нацию» Дагестана . Кайтагцы и кубачинцы были объединены с даргинцами; народности центрального нагорья - с лакцами. На Плоскости теркеменцев присоединили к близким им по языку и культуре кумыкам. В Юждаге небольшие горские народы цахуров и рутульцев в 30-60-е годы пытались слить с лезгинами, однако, безуспешно. Следствием такой политики стал раскол дагестанских мусульман на несколько крупных, соперничающих друг с другом национальных общин. Между ними завязалась ожесточенная, но до последнего времени скрытая борьба за господство в советском и партийном аппарате, в которой поочередно побеждали лезгины в 30-е годы, азербайджанцы - в 40-е и, наконец, аварцы - в 50-80-е .
Национальный раскол общедагестанской мусульманской общины во многом предопределил политические симпатии и антипатии различных исламских движений и организаций. Мусульмане-аварцы в большинстве своем склоняются на сторону правительства, в котором по-прежнему сильно бывшее номенклатурное аварское лобби. И совсем не случайно «аварское» Духовное управление в последние полгода недвусмысленно высказывается за сотрудничество с властями, в том числе с Федеральной службой безопасности , для успешного противостояния радикальной исламской оппозиции («реакционному ваххабизму»), к которой принадлежат мусульманские общины тех национальностей, чьи интересы ущемлены. Это пока еще не добившиеся паритета с аварцами кумыки, даргинцы, легзины, лакцы.
Постсоветский экономический кризис усилил традиционный разрыв в уровне развития между горной и равнинной местностями, многие горные жители мигрировали в немногочисленные города, равнины, и теперь половину населения здесь составляют переселенцы. Даже раньше переселение одной национальной группы в места обитания другой угрожала нарушением стабильности .
Вместе с тем асимметричность устройства Дагестана создает и некоторые трудности в сфере соотношения коллективных и индивидуальных прав. В то время как «титульные народы» (аварцы, даргинцы) получают возможность реализовать свои коллективные права через власть, у других национальностей нет своих «властных покровителей». Это создает проблемы для реализации индивидуальных прав, поскольку представители «титульных» национальностей имеют, например, преимущества при поступлении на хорошую (административная, высокооплачиваемая) работу .
Миграционные процессы, заметно усилившиеся во второй половине ХХ века, серьезно изменили этнодемографическую картину региона и привели к возникновению острых межнациональных противоречий. На Севере Дагестана русские и ногайцы активно вытесняются переселяющимися из горных районов аварцами и даргинцами. Особенно быстро увеличивается число горцев в городах. Фактором, осложняющим ситуацию на Севере, является экономическое вытеснение горскими овцеводческими хозяйствами традиционных виноградарско-садоводческих («русских») и скотоводческих («ногайских») хозяйств региона. Горские хозяйства, нуждающиеся в равнинных пастбищах для ведения яйлажного (отгонного) скотоводства, добились выделения им кутанов в Ногайской степи, а также в Тарумовском и Кизлярском районах, что приводит к чрезмерной перегрузке ногайских пастбищ и разрушению сложившегося хозяйственного уклада «русско-казачьих» районов.
Аналогичные процессы наблюдаются в Центрально-Восточном районе: земли кумыков и аккинцев заселяют аварцы, лакцы и даргинцы. Начало этому процессу положила депортация чеченцев-аккинцев в 1944 году , когда в бывший Ауховский район, урезанный и переименованный в Новолакский, были переселены лакцы (1,2 тыс. хозяйств) и аварцы (0,5 тыс. хозяйств). С 1957 года аккинцы, несмотря на препятствия, чинимые властями Дагестана, стали возвращаться на родину. Ситуацию усугубило переселение в равнинные районы аварцев и даргинцев, поощряемое руководством Дагестана, ставшее особенно интенсивным в 70-е - 80-е годы (для сельскохозяйственной продукции переселенцев устанавливались более высокие закупочные цены, переселенцам выделялась материальная помощь и стройматериалы, предоставлялись социальные льготы и пр.).
Районы и города Кумыкии также стали объектами миграционной экспансии аварцев и даргинцев. В результате активного переселения горцев доля кумыков в центральном (равнинном) регионе Дагестана, в 30-х годов, составлявшая около 70%, к началу 90-х годов сократилась до 25%. По мнению исследователей, кумыкский этнос практически утратил территорию компактного проживания или близок к тому . В Дагестане продолжает сокращаться сфера деятельности для кумыкских предпринимателей, управленцев, интеллигенции. Являясь третьим по численности народом республики, кумыки считают, что они не представлены адекватно в административно-управленческих структурах Дагестана, а в последние десятилетия «сдали» позиции в руководстве ряда районов исторической Кумыкии.
Кумыкские районы испытали также и экономическую экспансию горских хозяйств, в результате к началу 90-х годов 60,7% сельхозугодий Хасавюртовского и Бабаюртовского районов оказались в распоряжении скотоводческих хозяйств горной зоны; в Кизилюртовском районе хозяйствами горного Гунибского района занята территория, размер которой в 2 раза превышает землепользование всех хозяйств самого Кизилюртовского района. Более 1 млн. гектара земли на Кумыкской равнине было распределено в качестве прикутанных участников для отгонного овцеводства горцев.
Этнодемографическая ситуация в Западном и Южном районах относительно стабильная - этнические территории аварцев, лакцев, лезгинов, табасаранов, андо-дидойцев и других горских народов не привлекают переселенцев из других районов республики. Наиболее острой проблемой Запада является перенаселенность и высокий процент безработицы, в связи с чем горная зона превратилась в источник массовой миграции. К середине 90-х годов вне своего исторического ареала проживали около 43% аварцев и примерно 40-45% лакцев (доля переселившихся на равнину даргинцев, видимо, еще выше). Аварцы, даргинцы и лакцы заинтересованы, во-первых, в сохранении тех земель на равнине, которые они смогли заселить за последние десятилетия в результате миграции из горных районов, во-вторых, в сохранении равнинных пастбищ (кутанов), которые были переданы горным хозяйствам для ведения отгонного скотоводства.
Так же один из наиболее неблагополучных, с экономической точки зрения, считается Ботлихский район. Более 80 % территории района занято скалами, лесами, реками и местами, не пригодными для проживания. При таком дефиците земель для среды обитания дидойцев (основной народ этой территории) в пяти разных местах района началось строительство больших военных объектов федерального значения в непосредственной близости от населенных пунктов и на самых дефицитных сельскохозяйственных угодьях (пашни, сенокосы и пастбища). Идет притеснение многих фермерских и личных подсобных хозяйств района, которые веками занимались производством сельхозпродукции. Незамедлительно последовала и акция протеста. В один из субботних дней на окраине Ботлиха собралось около тысячи местных жителей и заблокировали дорогу, ведущую к строительству военного городка. Пикетировать стройку ботлихцы были намерены до полной консервации объекта. Интересен факт реакции населения и категоричные требования извинений министром обороны РФ перед ботлихским джамаатом за нанесенное оскорбление («строительство военного городка обусловлено тем, что в этом районе популярны идеи ваххабизма»). Цитаты митингующих: «Если военный городок здесь все-таки построят -  начнется война. Наша молодежь уже сейчас готова воевать за землю. Но нам пока удается ее сдерживать»  (2009 г.).
В начале 90-х годов в связи с обострением ситуации в Грузии, где компактно проживали около 4 тыс. аварцев (в Кварельском районе), в Дагестан переехало несколько тысяч грузинских аварцев . На Юге главным фактором нестабильности является проблема лезгинского ирредентизма , разделенности этноса политическими границами. С 20-х годов лезгины были разделены между Дагестанской АССР и Азербайджанской ССР. Проблема обострилась после распада Советского Союза, когда российско-азербайджанская граница стала межгосударственной, и в связи с этим затруднилось общение между дагестанскими и азербайджанскими лезгинскими общинами.
Нехватка земли, высокие темпы роста населения, миграционное давление на равнинные районы и прибрежье Каспия со стороны горцев - все это предпосылки земельных конфликтов (земля для строительства и отгона скота на пастбища). Конфликты, как правило, заканчиваются ножевыми или огнестрельными ранениями участвующих. Для представления картины масштабности конфликтов  некоторые из них в 2009 г. :
- селения Новокаре, Бабаюртовский район. Поводом для произошедшего послужил раздел имущества бывшего совхоза. Все началось ближе двух часов ночи, когда около 400 жителей собрались на стихийный митинг. Жители села, в связи с этим, начали требовать от бывшего руководства совхоза свои паи. Некоторые предприняли попытку раздела 500 голов крупного рогатого скота, принадлежащего совхозу. В этот момент завязалась драка, которую попытались пресечь работники милиции. В результате один сотрудник милиции получил ножевое ранение в брюшную полость, другой - черепно-мозговую травму.
- селение Коркмаскала. Захват здания районной администрации, повод - «в течение длительного времени местное руководство не может решить вопросы, связанные с выделением местным жителям земельных участков, а земельные наделы выделяют не своим гражданам, а чужим, посторонним лицам». Участвовали до 600 человек. Один из участников акции получил огнестрельное ранение в грудь.
- селении Какашура, Карабудахкентский район. Причина - право владения птицефабрикой. Толпа из 500-600 человек после митинга решает поджечь дом сына хозяина местной птицефабрики. В результате один человек от огнестрельного ранения в грудь скончался, еще трое с огнестрельными и один с ножевыми - госпитализированы.
Безусловно, если есть огромный конфликтный потенциал, то он не может ограничиваться только случаями с материальным переделом. Так, конфликт между жителями селений Герга с одной стороны и Утамыш-Каякент - с другой (Каякентский район), начался всего лишь из-за противоречий в результатах местных соревнований по вольной борьбе. Участвовало более 1500 человек.  Один человек погиб (ножевое ранение), еще четверо получили огнестрельные ранения различной степени тяжести.
Наиболее значимые узлы конфликтов. Развитие национальных движений Дагестана постоянно сопровождалось периодическими обострениями межнациональных противоречий и вспышками межнациональных конфликтов, временами весьма острыми. Межнациональные конфликты, со слов местных, стали своего рода «протестом против резкого отличия условий жизни у представителей Дагестана» . Наиболее "горячим" периодом стали 1991-1992 годы, когда острую форму приобрели сразу несколько конфликтов между наиболее крупными этническими группами Дагестана: чечено-лакский, чечено-аварский, лако-кумыкский, кумыко-аварский, кумыко-даргинский, а также конфликт между казаками и горскими переселенцами.
Чечено-лако-кумыкский узел конфликтов . Напряженность в отношениях между чеченцами, с одной стороны, и лакцами и аварцами - с другой, усилилась с 1989 года, когда чеченцы-аккинцы потребовали восстановления Ауховского района, с 1944 года заселенного лакцами и аварцами. После установления хасавюртовским обществом «Мемориал» памятника жертвам депортации 1944 года в селе Новолакское собрался многочисленный митинг лакцев и аварцев, участники которого признали установления памятника "очагом напряженности и столкновений" и потребовали выселения чеченцев-аккинцев в Шелковской район Чечено-Ингушетии.
В апреле 1991 года, когда активизировались выступления аккинцев, требовавших реализации закона "О реабилитации репрессированных народов" и восстановления Ауховского района, в Новолакском и Хасавюртовском районах резко обострились чечено-лакские отношения. Представителям чеченской и лакской общественности в результате переговоров удалось прийти к соглашению: чеченцы согласились подождать, лакцы решили покинуть Новолакский район и переселиться в Кизилюртовский район, где лакские хозяйства горной зоны имели более 8,5 тыс. гектаров кутанных земель. III съезд народных депутатов Дагестана законодательно утвердил этот план: в июле 1991 года депутаты приняли решение о восстановлении Ауховского района и о воссоздании Новолакского района на части территории Кизилюртовского района. В ноябре 1991 года Кизилюртовский райсовет с санкции дагестанского руководства закрепил за создаваемым Новолакским районом около 1 тыс. гектаров земли, а в январе 1992 года правительство России установило ежегодные отчисления Дагестану в 1992-1996 годах в целях финансирования обустройства переселенцев из Новолакского района в местах нового поселения.
Однако план переселения лакцев на Кумыкскую равнину вызвал резкие протесты кумыкской общественности. Еще в 1990 году Кумыкское народное движение «Тенглик» потребовало восстановления Кумторкалинского района, упраздненного в 1944 году и переданного под кутаны горным хозяйствам Лакского района. Территория, выделенная для переселения лакцев, включала как раз эти прикутанные участки. Весной 1992 года был образован Комитет защиты прав населения депортированных кумыкских сел Тарки, Кяхулая и Альбурикента, который для того, чтобы помешать переселению лакцев, 16 апреля установил на спорных землях палаточный городок. Комитет в ультимативной форме потребовал прекращения всех работ, связанных с переселением лакцев и блокировал стройплощадки строящихся для лакцев домов, не допуская строителей к работе. 6 июля 1992 года кумыкский Милли Маджлис поддержал требования комитета и предложил Верховному Совету Дагестана выделить лакцам земли в горной зоне.
Из-за противодействия кумыских активистов процесс переселения лакцев и восстановления Ауховского района был приостановлен, что уже весной 1992 года привело к обострению чечено-лакских отношений. В апреле чеченцы установили указатель «Ауховский район», после чего местный райсовет приостановил выделением чеченцам земельных участков. Воспользовавшись примером кумыков, чеченцы разбили на спорных землях палатки. Диалог между аккинскими и лакскими движениями фактически прервался.
Зато в апреле 1992 года начались переговоры между кумыкскими и лакскими национальными организациями. 7 мая кумыкский лагерь на Сулакской дороге был расформирован. В ходе второго тура переговоров 12-29 мая удалось снизить уровень напряженности в отношениях между лакцами и кумыками и договориться о решении всех спорных вопросов исключительно мирными способами, однако стороны так не смогли разрешить основную проблему. Хотя переселение лакцев в Кизилюртовский район продолжалось, восстановление Ауховского района было практически сорвано.
В сентябре 1992 года обострение чечено-лакских отношений привело к межнациональному конфликту - драка между группами лакцев и аккинцев в поселке недалеко от Махачкалы 3 сентября вылилась в крупные столкновения с применением огнестрельного оружия. В район конфликта были направлены ОМОН и спецназ, а в ночь на 6 сентября в Хасав-Юртовском районе была введена бронепехотная часть российских войск. Прибытие российских войск способствовало объединению противоборствующих национальных движений: аккинские, лакские, аварские и кумыкские организации на митинге в Хасав-Юрте потребовали вывода войск с территории Дагестана и разрешения межнациональных конфликтов путем переговоров.
Чечено-аварский конфликт . Обострение отношений между аварцами и чеченцами-аккинцами произошло в 1989-1990 годах, когда аккинские организации выдвинули требование о восстановлении Ауховского района. В отличие от лакцев, которые согласились переселиться на новые земли, аварцы категорически отказались обсуждать вопрос о возвращении двух аккинских сел - Акташ-Ауха (с 1944 года - Сталин-аул, с 1962 года - Ленин-аул) и Юрт-Ауха (с 1944 года - Калинин-аул), - которые в 1944 году были переданы Казбековскому району и заселены аварцами.
В начале сентября 1991 года, когда по решению III съезда народных депутатов Дагестана началась подготовка к восстановлению Ауховского района, местные власти села Ленин-аул приступили к раздаче аварцам земельных участков под индивидуальное строительство. Чеченцы восприняли действия сельского совета как провокацию, направленную на срыв восстановления Ауха. В Ленин-ауле собрался многочисленный митинг аккинцев, переросший в бессрочную забастовку. Участники акции требовали остановить выделение земли до разрешения территориальных вопросов и передать власть на территории Ауховского района Оргкомитету по его восстановлению. В ответ аварские национальные организации (Народный Фронт имени Шамиля и др.) объявили мобилизацию аварских боевиков.
11 сентября власти Дагестана ввели чрезвычайное положение в Казбековском районе, однако это решение лишь подлило масло в огонь. На пустующих землях, которые предполагалось раздать аварцам, возник палаточный городок аккинцев. 17 сентября члены аварских организаций НФШ, "Джамаат" и Исламской партии Возрождения потребовали отмены закона "О реабилитации репрессированных народов" и постановления III съезда народных депутатов Дагестана о восстановлении Ауховского района. К середине сентября возникла угроза вооруженных столкновений между аккинскими и аварскими боевиками.
Только вмешательство и.о. председателя Верховного Совета РСФСР Руслана Хасбулатова (чеченца) и председателя Совета Национальностей Верховного Совета РСФСР Рамазана Абдулатипова (аварца) предотвратило столкновения. 24 сентября при посредничестве Р. Хасбулатова состоялась согласительная встреча между представителями аккинцев и аварцев, которые пришли к соглашению «решить вопрос возвращения чеченцев-аккинцев в пустующие дома и решить вопросы прописки граждан, имеющих на это права», а также договорились согласовывать вопросы раздела земельных участков и «ускорить рассмотрение вопроса по передаче пустующих участков, на которых ранее были дома чеченцев-аккинцев». Ситуация в Казбековском районе быстро стабилизировалась и уже через три дня после подписания аккинско-аварского протокола чрезвычайное положение было отменено.
Вместе с тем, проблема возвращения чеченцев в Казбековский район практически не была решена. Несмотря на обещание аварской стороны, власти Казбековского района фактически блокировали соглашение о возвращении аккинцев в пустующие дома и о передаче им пустующих земельных участков.
Кумыко-аварский конфликт . В начале 1992 года в районе Хасав-Юрта обострились отношения между кумыками и аварцами. Кумыки были недовольны увеличением числа аварских переселенцев из горных районов и ростом их политической активности, аварцев не устраивало то, что кумыки, составлявшие 25-26% населения Хасавюртовского района, занимают 46-47% руководящих постов в местных органах власти.
Поводом для начала выступлений стало сообщение об утверждении на пост министра внутренних дел Дагестана М. Абдуразакова, которого многие дагестанские «неформалы» обвиняли в непрофессионализме (М. Абдуразаков являлся бывшим первым секретарем Дагестанского обкома ВЛКСМ) и попустительстве преступникам (назначение М. Абдуразакова главой МВД совпало с резким ростом преступности, а раскрываемость тяжелых преступлений упала при нем почти до нуля).
22 октября 1991 года в знак протеста против назначения министром внутренних дел М. Абдуразакова тысячи активистов Кумыкского народного движения «Тенглик» блокировали железную дорогу и трассу Ростов - Баку в районе Хасав-Юрта; на предприятиях Хасав-Юрта, Буйнакска, Кизилюрта начались забастовки солидарности. Участники акции создали палаточный лагерь и потребовали от руководства Дагестана отправить в отставку всех руководителей правоохранительных органов республики и в первую очередь М. Абдуразакова; сформировать Правительство народного доверия с участием демократических и национальных движений; назначить досрочные выборы в Верховный Совет Дагестана.
На следующий же день после начала акции «Тенгликюрт» по призыву Народного Фронта имени Шамиля несколько тысяч аварцев блокировали центральную площадь Махачкалы и потребовали от республиканского руководства «навести порядок», угрожая в противном случае силой расправиться с участниками блокады дороги. Столь резкую реакцию НФШ на выступление кумыков, которое никак не затрагивало интересы аварской общины, можно объяснить, во-первых, стремлением аварских радикалов продемонстрировать кумыкскому меньшинству, «кто является хозяином в Дагестане», во-вторых, желанием воспользоваться лозунгом поддержки соотечественника (М. Абдуразаков - аварец по национальности) для повышение авторитета НФШ и мобилизации масс под его знаменами.
В тот же день несколько сот активистов НФШ, вооруженных автоматами и дубинками, на грузовиках и автомобилях направились к кумыкскому палаточному городку. Из лагеря навстречу им двинулись участники акции. Столкновение удалось предотвратить сотрудникам местной милиции, которые встали между аварской и кумыкской группами.
Угроза со стороны аварских радикалов вызвала ответную реакцию со стороны кумыкского населения: к 1 ноября "Тенгликюрт" вырос до 30 тысяч человек, а к концу ноября в акции КНД участвовало до 200 тысяч человек. 21 ноября женщины из кумыкских районов в знак солидарности с пикетчиками объявили голодовку. Акцию кумыкского движения поддержали национальные организации чеченцев-аккинцев, даргинцев, азербайджанцев, а также Социал-демократическая партия Дагестана, Исламская демократическая партия Дагестана и дагестанское отделение Исламской партии Возрождения.
Конфликтная ситуация на Севере Дагестана. Причиной возникновения конфликта на Севере Дагестана стала напряженность в отношениях между русско-казачьим населением и переселенцами из горных районов в Кизлярском районе Дагестана, возникшая еще в 80-х годов. Инициаторами обострения отношений стали кизлярская казачья организация и местные районные и городские власти.
Кизлярский отдел (с августа 1993 года - округ) Терского казачьего войска был воссоздан в октябре 1990 года; в его состав вошли не только казаки, но и русские «иногородние» и даже отдельные представители неславянского населения Кизлярского и Тарумовского районов. Основной целью отдела было провозглашено «восстановление и сохранение казачества как народа, имеющего равные права на самовыражение наряду с другими народами». Казаки требовали от республиканских властей остановить миграционную и экономическую экспансию дагестанских горцев (аварцев, даргинцев, лакцев) на Севере и принять меры к обеспечению равноправия и безопасности русскоязычного населения. В 1991-1992 годах местные власти Кизлярского и Тарумовского районов приняли решения об ограничении прописки «граждан нерусской национальности» и запрете на оформление купли-продажи домовладений и выделение земельных участков переселенцам из других районов Дагестана.
В феврале 1993 года руководство Кизлярского округа выступило с обращением к Верховному Совету Дагестана, в котором потребовало возвращения казачьих земель, введения казачьего самоуправления (в форме атаманского правления), прекращения миграции горцев в «казачьи» районы. Руководство Дагестана никак не отреагировало на обращение. 19 июня 1993 года Кизлярский отдел обратился с Открытым письмом к руководителям Российской Федерации (президенту Б. Ельцину, премьер-министру В. Черномырдину, председателю Верховного Совета Р. Хасбулатову и глава Госкомнаца С. Шахраю) с просьбой рассмотреть вопрос о придании Северному Дагестану статуса самостоятельного округа.
23 июня 1993 года сессия Кизлярского городского совета поддержала требования казаков о придании северному региону Дагестана «полномочий особой социально-экономической зоны с учетом реабилитации казачества и возрождения его традиционных методов хозяйствования», а также потребовала усиления прав местных органов власти в решении кадровых вопросов и выделения из республиканского бюджета средств для создания фонда "Стабилизация", направленного на приостановление миграции русскоязычного населения.
24 июня несколько десятков боевиков аварского Народного Фронта имени Шамиля и лакского движения «Гази-Кумух», прибывших из Махачкалы, ворвались в здание кизлярского горсовета и захватили в качестве заложников двух работников райвоенкомата и инспектора городской милиции. Участники нападения потребовали освободить двух местных жителей, задержанных городской милицией, а также вывести из города подразделения спецназа МВД России.
Вслед за этим на предприятиях и организациях Кизляра, где работают в основном представители русскоязычного населения, были организованы митинги, участники которых потребовали оставить российский спецназ в городе до полной стабилизации обстановки. Лидеры казачьей общины потребовали создания в Кизляре "казачьей муниципальной полиции", а в случае бездействия республиканских властей угрожали поставить вопрос о выходе Кизлярского и Тарумовского районов из состава Дагестана и о присоединении их к Ставропольскому краю. Одновременно среди казачьего и русскоязычного населения названных районов начался сбор подписей под обращением о присоединении к Ставрополью.
В начале июля из Кизляра был выведен спецназ МВД РФ и введено подразделение республиканского ОМОНа. В ответ местное славянское движение «Россия» и казачьи активисты созвали сход граждан, который потребовал возвращения спецназа и призвал граждан «сплачиваться для совместного отпора преступникам». Организованный движением «Россия» «круглый стол» утвердил обращение к президенту РФ Б. Ельцину, в котором описывалось положение русскоязычного населения в Дагестане и содержалась просьба о присоединении северных районов республики к Ставропольскому краю.
Национальные движения и организации дагестанских народов, объединившиеся к тому времени в Конгресс народов Дагестана, осудили требование об отторжении северных районов от республики как «провокационное» и выразили протест российским властям по поводу вооружения казачества и создания административных казачьих территорий.
Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия.
Проявлением наиболее опасных тенденций в среде кавказских этносов, разделенных административными границами, может считаться стремление кабардинцев, черкесов, адыгейцев, абхазцев к пересмотру территориальных границ субъектов РФ и объединению в рамках одной независимой республики, обладающей территорией более обширной, чем современные территории расселения этих народов. В частности, значительная часть Краснодарского края так же относится к территории «Великой Черкесии» . Данные стремления находят свое выражение в активизации исторических и демографических исследований, ставящих своей целью доказательство о принадлежности данных территорий к ареалу расселения народов до периода Кавказской войны, а также в отдельных выступлениях некоторых лидеров черкесских общественных организаций.
Если теоретически это возможно, то такая ситуация будет чревата интенсивной сменой этнического состава населения на территориях предполагаемых новых субъектов Федерации, эрозией сложившихся этностатусных отношений, нарушением культурной дистанции в межэтнических коммуникациях, а также нарушением сложившихся хозяйственных связей, усугубляющих межэтнические противоречия и стимулирующих их переход из латентной стадии в стадию актуализированную.
Даже вроде бы нейтральная по своему содержанию муниципальная реформа в республиках уже привела к политической дестабилизации: присоединение районов компактного проживания представителей абазинской и балкарской этнических групп   к крупным городам воспринялась как угроза и дала в руки радикалов новые аргументы и пополнила их ряды.
К наиболее значимым конфликтоносным последствиям относятся деятельность общественных организаций (противостояние общественных движений адыго-абхазской и тюркоязычной групп народов). Голос казачьих организаций республик, выражающий желание о собственном «территориальном определении» (Баталпашинская и Зеленчукско-Урупская республики) в 1990-х гг.  можно уже не брать во внимание. С уменьшением общей численности русских на СК сегодня он практически не слышен.
Старт начат с 1990-х гг., когда Карачаевское общественно-политическое движение  потребовало восстановления отдельной Карачаевской республики в пределах 1943 г., включающих земли казачьих станиц Ставропольского края. В учредительном съезде «Конгресса карачаевского народа»  приняли участие около 700 делегатов из сел и аулов республики, в которых традиционно доминирует карачаевское население. В отличие от ранее существующих общественных и национальных организаций, Конгресс предполагает носить всеобъемлющий характер, подчеркивая этноцентризм карачаевского народа. Как заявил избранный председатель: «Конгресс будет обладать высшей общественно-политической компетенцией, поскольку будет органом реализации конституционных прав народа, как источника власти и носителя суверенитета, будет принимать решения и акты, реализующие право нации на самоопределение» .
Черкесские организации нацелены на повышение своего титульного статуса и созданию (востановлению) отдельной от Карачая республики и\или\ объединения с Кабардой, Адыгеей, Шапсугией и Абхазией в Великую Черкесию, что, помимо существующих границ, еще захватывает Краснодарский край и Ставропольский. Споры продолжаются, в 2009 году был жестоко избит лидер общественной организации «Черкесский конгресс». В Москве с 26 по 29 октября того же года прошла серия пикетов, организованных прибывшими из Кабардино-Балкарии представителями балкарского народа, которые хотели обратить внимание столичной общественности и федеральных органов власти на неисполнение властями республики Закона «О реабилитации репрессированных народов» и Закона №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ». В качестве нерешенных вопросов балкарцы называли восстановление Хулмо-Безенгиевского района, возвращение статуса балкарским поселкам Хасанья и Белая Речка, а также полный возврат земель, отнесенных к межселенным территориям.
Однако споры и конфликты идут не только между титульными народами. Еще летом 1997 г. республиканский парламент принял решение о принудительном выселении чеченцев, при этом среди 5 тыс. человек, которых касалось решение, было много противников дудаевско-масхадовского режима. После некоторой стабилизации ситуации в Чеченской республике, начиная с 2004 г. незначительная часть чеченцев мигрировала на Родину, но напряженность с оставшимися существует и по сей день.
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
My Great Web page
2009-2018  © FALCOGROUP