Конструктивный Департамент
2.2. Интеграция российских народов в единую гражданскую идентичность через поликультурность.

В конституции РФ декларируется равенство всех наций и народностей, равенство прав и свобод граждан, независимо от пола, расы, национальности, языка, отношения к религии. Предусматривается, что государство должно создавать для народов равные социальные и политические условия, позволяющие сохранять и развивать свою культуру. Но осуществление равенства народов в России сегодня нереально. Неурегулированность государственной стратегии по внутринациональному вопросу предполагает расхождением интересов у конкретных влиятельных людей, организаций, ведомств, а также и возможного их противоречия интересам российского общества в целом.
При решении практических задач не всегда удается упорядочить государственные интересы, а иногда взаимодействующие стороны к этому и не стремятся: имеющая большие ресурсы сторона этно- и религиоцентризма обеспечивает приоритетность своих интересов перед государственными. Кроме того, не исключены случаи, когда сам Центр бывает подчас ориентирован преимущественно на русские национальные цели, принципы и ценности, что и становится источником будущих и существующих межнациональных противоречий. Примером могут служить развлекательные телевизионные передачи с высоким рейтингом просмотра («Наша Раша»), когда длительное время высмеивается  среднеазиатский народ, составляющий значительный процент трудового состава мигрантов России и все это делается, несмотря на регулярные протесты.
Перенос в память будущих поколений старых обид, несправедливости, которые не были сняты или не получили правовой государственной оценки, должного общественного порицания, в будущем обязательно подтолкнут к радикальным шагам.
Идею ценности российской поликультурности четко сформулировал В.В. Путин: «Россия богата не только ресурсами, она богата своей многонациональной культурой. Может быть, это ее самое большое достояние. Может быть, именно это делает ее трудноуязвимой и непотопляемой. Поэтому забота об этом культурном многообразии, в том числе языковом многообразии должна стать одним из приоритетов государства». Нельзя игнорировать исторический опыт добрососедского сосуществования носителей различных культур и религий в многонациональной России на протяжении многих веков. Учитывая эти обстоятельства, государственная национальная политика РФ должна быть превентивной, стратегически ориентированной на предупреждение и урегулирование межнациональных противоречий на основе перспективного формирования социально-психологических условий, предусматривающих решение всех межнациональных трений в рамках единой национальной программы.
Межэтническая интеграция в рамках одной политической и территориальной общности, приобрела статус одной из самых острых и насущных проблем человечества по мере распада колониальных империй. Актуальность и злободневность этой проблемы еще отчетливее проявилась после крушения  СССР, когда входившие в него народы охватил «парад суверенитетов». Этот период наглядно показал практическую важность теоретического осмысления таких понятий, как «территориальная целостность государства» и «право на самоопределение» для сдерживания уже идущих и предотвращения будущих сепарационных конфликтов. В свете этого социальная психология вышла на передний план общественных наук как дисциплина, призванная вскрыть корни набирающего темпы процесса дезинтеграции «национальных» общностей по этническим (в том числе этнокультурным и этноконфессиональным) признакам, процесса, который лишь отчасти может быть объяснен социально-классовым неравенством различных народностей, входящих в «национальные» государства.
Национальная политика России требует гибкости и структурированности и ее успешное проведение должно базироваться на формировании желанного образа российской поликультуры. По отношению к отдельным этническим группам политика должна осуществляться селективно и иметь четкие региональные стратегии. Формирование российской идентичности на основе российской поликультуры должно сопровождаться развитием «взаимного влечения друг к другу» составляющих его народов. Невозможно объединить в единое целое народы, испытывающие взаимную антипатию, недоверие и ненависть. Вероятно, общероссийская идентичность будет распространяться вначале на более узкий круг культурно близких народов, а уже потом - на другие народы.
Следует иметь в виду, что без готовности русских как субстратного этноса новой российской идентичности и других народов, населяющих Россию, поступиться частью своей национальной идентичности в пользу общероссийской, проект будет обречен на неудачу. У разных народов «скорость» и готовность к восприятию и позиционированию себя с помощью единой гражданской идентичности будет существенно дифференцирована и на достаточно продолжительный период единая гражданская идентичность будет подразумевать существование многих подтипов или уровней. Неверно выбранная тактика интеграционных процессов может быть истолкована в националистическом духе и может восприниматься со стороны кавказцев как великодержавный шовинизм численно доминирующего народа и опасения относительно русского великодержавного шовинизма.  К сожалению, оправдываются эти предположения.
В свое время много было сделано по продвижению советской идентичности, но СССР называли и «страной победившего мультикультурализма». Для советских граждан этничность не была делом самоидентификации. Опыт СССР, безусловно, полезен для формирования гражданской идентичности, но ее надо строить на принципиально иной основе. Прежде всего, должны быть приложены серьезные усилия для формирования позитивного образа россиянина, чтобы российская гражданская идентичность выигрывала у национальной. Этот проект должен быть достаточно модернизированным и вместе с тем открыто не оторванным от культурных традиций народов, служащих ему базисной основой. В мире много примеров успешного формирования гражданской идентичности в ущерб национальной, да и в дореволюционной России и в СССР «русскими» становились не только русские по крови, а все, кто принимал русскую культуру. Именно поэтому численность русских на протяжении всей истории России определялась не столько уровнем рождаемости, сколько пополнением за счет соседних народов.
Более развитый в культурном плане народ, завоевывая менее развитый, способствует не только его интеграции, но и постепенной взаимоассимиляции. Если же народ-завоеватель слабее завоеванного народа, как в культурном, так и в духовном плане, он неминуемо сам растворится в завоеванном этносе. В качестве примера, подтверждающего данную теорию, можно привести следующее:
• завоевание русскими Сибири - сибирские народы получили возможность быстрого перехода к российским формам жизнедеятельности, при этом многие из них полностью ассимилировались с русскими;
• история завоевания СК - кавказские народы не только незначительно ассимилировались с русскими, но и привнесли в пришедшую русскую (казачью) культуру много своих обычаев, традиций и норм поведения.
Достаточно признано то, что минимизация остроты национальных отношений в России и будущее страны в немалой степени зависят от решения «русского вопроса» как совокупности имеющихся проблем русских в России и за ее пределами. Эта точка зрения закреплена в Концепции государственной национальной политики России, в которой отмечено, что «межнациональные отношения в стране во многом будут определяться национальным самочувствием русского народа, являющегося опорой российской государственности». Для повышения эффективности интеграционного взаимодействия должны быть также и некие установки кавказских народов, определяющие «эффект ореола» и повышающие субъективную значимость положительной информации о русских.
Течением, утверждающим правомерность и ценность культурного плюрализма, является мультикультурализм. Мультикультурализм рассматривает все культуры как равнозначные и имеющие одинаковое право на развитие и предлагает их интеграцию. Он часто определяется не только как идеология, политика или дискурс, но и как соответствующая практика, которая может осуществляться в мягком и жестком вариантах. «Одна из характеристик мягкой мультикультуралистской политики заключается в том, что в ее рамках возможна ассимиляция людей не столько потому, что они сами этого хотят, сколько потому, что у них нет особого выбора. В результате представители культурных меньшинств в обществе либо неспособны поддерживать свою особую идентичность потому, что это связано с чрезмерными издержками, либо не могут полностью участвовать в жизни общества из-за своих культурных представлений и традиций. Жесткий мультикультуралистский подход заключается в том, что общество должно принимать активные меры для обеспечения таким людям не только полноценного участия в жизни общества, но и максимальных возможностей для сохранения особой идентичности и традиций. Согласно этой точке зрения к разнообразию следует не просто относиться толерантно - его нужно укреплять, поощрять и поддерживать как финансовыми средствами (при необходимости), так и путем предоставления культурным меньшинствам особых прав»
Мультикультурализм не приемлется ни религиозными, ни национальными организациями СК прежде всего в силу того, что он сообщает обществу большую мозаичность и вызывает риск утраты религиозной и этнической идентичности. Тем не менее в условиях развития демократических процессов, когда гражданам должны быть предоставлены равные права и возможности в сфере культуры, мультикультурные практики востребованы, и вряд ли в условиях роста культурного многообразия можно предложить более сбалансированные подходы.
Культурное разнообразие расширяет возможности выбора, имеющегося у каждого человека, оно является одним из источников развития, рассматриваемого не только в плане экономического роста, но и как средства, обеспечивающего полноценную интеллектуальную, эмоциональную, нравственную и духовную жизнь. Залогом культурного разнообразия является свобода выражения мнений, плюрализм средств информации, многоязычие, равный доступ к возможностям для художественного творчества, к научно-техническим знаниям, в том числе в цифровой форме и обеспечение всем культурам доступа к средствам выражения и распространения идей.
Важнейшим резервом многообразия являются этнокультурные различия. Проблема этнокультурных различий заслуживает сегодня самого пристального внимания, так как противоречивость модернизационных процессов необычайно обостряет групповое, в первую очередь этническое сознание. Специалисты считают, что этнонациональный фактор грозит в ближайшее время заслонить все другие проблемы общественного развития - социальные, экономические, духовные. Вернее, последние будут проявлять себя в национальной окраске, в «этнической упаковке» .
Л.Г. Ионин, выделил основные методы в постоении полистилистического типа культуры :
- деиерархизация, которая важна в нескольких отношениях: а) как отсутствие иерархии экспрессивных средств культуры; б) как неприятие сакрального доктринального ядра, служащего критерием оценки любых социокультурных явлений; в) как отказ от особо отличаемой группы бюрократов, так называемых творцов культуры;
- деканонизация, означающая смешение жанров и стилей;
- неупорядоченность, нарушающая пространственно-временной порядок реализации культурных явлений;
- детотализация, которая лишает культуру какого-либо видимого воспринимаемого единства;
- включение, означающее максимум культурной терпимости;
- диверсификация, предполагающая разностороннее развитие, когда возникают и складываются все более сложные системы взаимодействия традиций, культурных стилей, образов жизни.
Этот набор категорий не является исчерпывающим. Понятно, что задача построения российской поликультурной среды намного сложнее, чем идеальная конструкция, однако методы Л.Г. Ионина предлагают хотя бы схему , по которой нужно идти.
My Great Web page
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
2009-2018  © FALCOGROUP