Прогностический Департамент
ПРОГНОЗ РАЗВИТИЯ СИТУАЦИИ НА 15-20 ЛЕТ.

Данный прогноз является аналитическим представлением развития ситуации на СК, учитывая сегодняшнюю динамику демографических, культуральных, социально-психологических и этнополитических процессов без значительного влияния  российского Центра, Запада и Востока. Прогноз опирается на сложившиеся уже тенденции и исходит из того, что именно эти тенденции останутся доминирующими и в будущем, и по этой причине несколько консервативен.
На СК вызревают некие зачатки будущих национальных государств, подспудно происходит формирование государственных языков, элитных групп и идеологий, идет четкая этническая гомогенизация населения. Этот процесс, прошедший бурный и кровавый период в 90-е гг., имеет все возможности для прогрессии.
Рождаемость русских будет продолжать падать, способствуя депопуляции в России, старение населения будет вести к сокращению численности рабочей силы, а, следовательно, к потребности в мигрантах; в республиках СК, наоборот, рост общей численности населения будет сохраняться, из-за высокой рождаемости в них будет формироваться относительно молодая структура населения, а из-за продолжающихся диверсионно-партизанских боевых действий в них будут усугубляться конфликты, поэтому миграция в Россию будет оставаться одним из способов выживания для сотен тысяч людей. Поскольку видимых предпосылок для изменения существующих этнодемографических процессов не определяется, миграционный поток северокавказских народов на север будет лишь увеличивать свою скорость.
Сегодняшнюю ситуацию в ЮФО и на Ставрополье можно охарактеризовать как переход во вторую стадию миграции. Уже можно определить зоны компактного проживания определенных национальностей и предположить вероятные границы больших и малых межнациональных конфликтов, но все же пока охарактеризовать ситуацию можно как этническую мозаичность. Слишком очевиден быстрый темп изменений этнического состава населения. Во всех приграничных территориях с республиками у представителей северокавказских народов отчетливо прослеживается завышенная самооценка по отношению к русскому населению и сформированная в их сознании отрицательная установка к интеграции в местное сообщество. Продолжительная миграция перейдет в третью стадию с появлением районов, с четким разделением на русские (православные) и различные мононациональные кавказские (мусульманские) общины, а затем и к более значительным территориям, прилегающим к определенным республикам (заключительная стадия). Увеличение доли миграции кавказцев в перспективе, по-видимому, может свидетельствовать об усилении миграционной закрытости глубинки России для них и о дальнейшем «уходе» миграции в незарегистрированную сферу по ЮФО.
Тенденции демографического положения русских на СК на обозримую перспективу не дают оснований надеяться на стабилизацию их численности. В ближайшее время этнический состав прилегающих к республикам краев и областей будет претерпевать характерные изменения, все большую долю в общем потоке будут составлять переселенцы  далекой от русской этнокультурной дистанцией. Это потребует принципиально иной политики, основу которой составит проект формирования гражданской идентичности и комплекс мер по обеспечению его успешного проведения.
Специалисты по СК насчиты¬вают здесь до 30 точек напряженности, практически каждый из про¬живающих в регионе народов имеет претензии к своим соседям и к федераль¬ному Центру. В имеющемся ныне мироустройстве российского государства стабильно продолжают закладываться две различные культуры - русского центра и этнической периферии. Унаследованные из прошлого конфликты, по всей видимости, не ослабеют или не исчезнут бесследно. Складывающиеся  отношения будут варьироваться от холодности до применения насилия, но в большинстве случаев они будут балансировать ближе к середине диапазона между этими крайностями. Между собой северокавказские народы, по всей вероятности, станут тяготеть к «холодному миру», но ситуация будет больше походить на «беспокойное сосуществование» (при огромном усилии Центра).
На современном этапе, в ходе борьбы с «чуждой» большинству населения идеологией, враждебной местным традициям и особенностям, в состав мусульманских общин влилось много новых членов, что способствовало их разрастанию и усилению влияния. После ухода с открытой политической сцены салафитов (точнее, их перехода на нелегальные формы деятельности) традиционное духовенство осталось в качестве единственного представителя и выразителя интересов местных мусульман. Дальнейшая политизация ислама связана уже не с необходимостью борьбы с иным религиозным и политическим течением, а с кардинальной переориентацией деятельности уммы и перенесением приоритетов с духовной практики в политическую сферу.
Периферия бросит вызов Центру с появления политического единства, экономического потенциала и военной мощи. Началом переломного момента будет изменение идеологической базы северокавказских джамаатов: произойдет пересмотр радикальных исламских идей в сторону националистических (традиционных), прекратятся диверсионно-партизанские действия, и начнется подготовка к широкомасштабным действиям. Последние идеи будут широко поддержаны в массах. Вновь ядром протеста станет Чеченская республика (после смены руководства или потери личных - дружеских отношений с Центром). Ситуация будет походить на первую чеченскую кампанию, поскольку Центру удастся сыграть (на этот раз очень нелегко) на внутрикавказских противоречиях и амбициях и никто из соседних народов восстание не поддержит.
И все же почему через двадцать лет после образования РФ ее итог сложился отнюдь не в пользу религио- и этнотерпимости, несмотря на очевидные перемены по части религиозной свободы и ренессанса традиций и обычаев? Ответ на этот вопрос, очевидно, надо искать в контексте более широкой проблемы: непонимание самой природы религии и этничности, что повлекло за собой целую серию ошибок и привело к тому печальному итогу, который мы сейчас наблюдаем.
Сегодня еще кавказцы, живущие в ЮФО и в Ставропольском крае на границах со своими республиками, находятся в состоянии выбора между окончательным поселением или возвращением, ассимиляцией или формированием нацсообществ в местах нового местожительства. Если в этом случае не произойдет взаимоассимиляции, то Россия, даже без конфликтов, превратятся в многосекторную страну, обладающую всеми потенциальными возможностями для распада. «Отчуждение, страх и даже ненависть, которая есть между выходцами с Кавказа и другими жителям России, наберут обороты. У русских силен негативный настрой к кавказцам, это видно даже по лицам людей на улицах» .
Однако можно предположить, что осознание сложности урегулирования проблем СК и даже невозможности разрешения некоторых из них, может стимулировать Центр и способствовать разработке более глубинных и скрытых форм воздействия на свои народы. Быстрый рост численности кавказцев и сокращение доли русских не должно быть предметом спекуляций. Доля русских не является вопросом жизненной стратегии государства. В дореволюционной России и в СССР русские никогда не составляли абсолютное число. Подавляющее демографическое доминирование одной группы не является залогом крепости государства, ибо даже 1% населения и территории, который составляют чеченцы и Чечня в России, может стать базой масштабной войны и расколоть целую страну.
России нужна модернизации этничности - синтетическая, прагматическая, выполняющая конструктивную роль. С одной стороны это должна быть  неоконсервативная модернизация, учитывающая уже упущенные возможности с ренессансом религии и национализма, с другой - секулярно-космополитическая и глобализационная, на примерах ведущих стран Запада и Востока. Модернизация этничности предполагает целый комплекс социально-психологических преобразований. Однако у России гораздо больше шансов вообще не приступить к модернизации, даже ограниченной, чем успешно провести ее. Столь неутешительный вывод вытекает из анализа динамики российского общества, из многочисленных фактов и общественных тенденций последних лет, которые лишь подтверждают отсутствие социально-прогрессивного жизненного стиля как у рядовых граждан, так и у политических лидеров.
Можно с уверенностью утверждать, что все программы модернизации этничности, даже если бы они и были разработаны, окажутся обреченными на неудачу, поскольку их авторы в силу своего русскоцентристского  видения не смогут подняться до адекватного осмысления как процессов глобализации, так и природы полиэтнического российского общества. Однако не было и не могло быть подобной программы и у республиканских этноэлит хотя бы потому, что они находятся в идеологическом «плену» у федерального Центра и не задумываются о злоупотреблении религиозных и традициональных факторов. Правда, есть и другие, более весомые, чем сохранение тех или иных стереотипов сознания, причины, по которым власть в своем большинстве не заинтересована в программах модернизации. Это, мягко говоря, их оторванность от реальных проблем этнического вопроса и ставка на те круги, которым в сегодняшних условиях никакая модернизация не только не нужна, но и опасна.
My Great Web page
ТЕРРИТОРИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ДЕМОКРАТИЗАЦИИ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ
«Международный центр «ФАЛКОГРУП»
Автономная некоммерческая организация исследований и социальной дипломатии
2009-2018  © FALCOGROUP